Надзиратель в тюрьме: кто такой в 2020 году, работа, как стать?

О работе в местах лишения свободы не мечтают с детства, её не найти по объявлениям в газете, и даже поклонники Тома Хэнкса, сыгравшего тюремного надзирателя в знаменитом фильме «Зелёная миля», вряд ли назовут эту профессию интересной, престижной или лёгкой. Сотрудник Федеральной службы исполнения наказаний России анонимно рассказал Rjob о преимуществах и перспективах карьеры тюремщика, сложностях и кошмарах, которые выпадут на долю соискателя такой вакансии.

Кадры для исправительных учреждений готовят профильные учебные заведения – вузы в Рязани, Вологде, Владимире, Самаре, Новокузнецке, Пскове, Перми и Воронеже. У каждого из них своя специализация: выпускники Воронежского института ФСИН России становятся инженерами, а в Рязани и Владимире выпускают сотрудников оперативных подразделений, они чаще работают со спецконтингентом в колониях.

Обучение в вузах финансируется из федерального бюджета, но попасть в них не так просто. Для начала потребуется взять направление в территориальном органе ФСИН России по месту жительства.

В отделе кадров проходит первое предварительное собеседование, затем – военно-врачебная комиссия и сдача нормативов физподготовки.

В зависимости от выбранного направления придётся сдать экзамены по обществознанию, истории России или физике.

Тюремный надзиратель – мужская профессия. Дискриминация по половому признаку происходит из-за того, что работать придётся в основном с осуждёнными-мужчинами, а женщина с такой задачей вряд ли справится. Некоторые территориальные органы ФСИН России вообще не выдают направления девушкам, у них есть только «мужские должности».

Требуются надзиратели

«Я попал в исправительную колонию по распределению после окончания ведомственного вуза – Академии ФСИН России в Рязани, — рассказывает сотрудник отдела безопасности.

— Но раньше такие вакансии даже в газете публиковали.

» Сейчас объявления о «тюремных» должностях тоже размешают в открытом доступе – на федеральном сайте ФСИН России и сайтах территориальных органов в каждом из регионов страны. 

На службу в колонии и СИЗО попадают и из других правоохранительных ведомств или даже «с улицы». Для этого нужно пройти медосмотр, собеседования, повышение квалификации. Кандидату должно быть от 18 до 40 лет.

На службу не примут ранее судимых, недееспособных, людей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, нарушениями зрения, речи или слуха, расстройствами нервной системы, а также хроническими инфекционным и аллергическими заболеваниями.

Однако трудоустройство займёт несколько месяцев, которые потребуются для проверки документов, квалификации, тестовых испытаний и очного собеседования. Причём сроки этих этапов жёстко определены внутренним регламентом работы органов исполнения наказаний.

Со мной в колонии работало много ребят, окончивших гражданские вузы или переведённых из Минобороны России, МВД. Но из-за сокращений и экономического кризиса людей со стороны практически не берут. И так своих работников со стажем хватает.

Обязанности тюремного надзирателя

Со стороны представляется, что надзиратель – это человек с автоматом на вышке.

В реальности сотрудники отделов безопасности исправительных учреждений находятся рядом с заключёнными двадцать четыре часа в сутки – на прогулке, в спортзале, на обеде или работе, даже во время гигиенических процедур, чтобы предотвратить правонарушение или побег.

Надзиратель следит за подопечными на свиданиях с близкими и в те моменты, когда они покидают стены колонии – при перевозке на новое место заключения, поездках в больницу или на судебные слушания.

Главное требование, которое предъявляется к тюремному надзирателю – крепкая физическая и психическая форма. Первое поможет, когда потребуется разнять драку, усмирить заключённого, нарушающего распорядок исправительного учреждения или даже закон.

Со вторым сложнее – что бы ни происходило, нужно сохранять абсолютное спокойствие. «Постепенно к провокациям привыкаешь и реагируешь на них спокойно.

Пишешь рапорт, и осуждённого наказывают за грубое отношение к сотруднику администрации», — рассказывает анонимный источник.

Нормы отношений персонала тюрьмы с заключёнными устанавливаются приказом ФСИН и внутренним распорядком самого исправительного учреждения или СИЗО. Это кодекс этики и служебного поведения, соблюдать который необходимо, даже если кто-то пытается намеренно вывести из себя. 

Выполняются ли нормы, зависит от самого сотрудника уголовно-исполнительной системы. Но скажу так: если ты действуешь по закону, то и спецконтингент будет тебя уважать и выполнять требования. Конечно, есть разные сотрудники и работают все по-разному. Всё-таки в УИС около тысячи учреждений по всей России. Кто-то может и нахамить. Но в большинстве случаев обращаются на «Вы», уважительно.

Надзиратель в тюрьме: кто такой в 2020 году, работа, как стать?

Новый СИЗО в Санкт-Петербурге оборудован траволаторами

Очевидные минусы в работе отдела безопасности

Работу тюремного надзирателя нельзя назвать тяжёлой физически, но психологически крайне сложно всё время быть начеку, готовым среагировать на любую непредвиденную ситуацию, сталкиваться с постоянными конфликтами между заключёнными вплоть до расправ. Даже выносить бесконечные материнские слёзы на свиданиях, а порой агрессию и ненависть с их стороны — не так-то просто.

Что касается профессиональной деформации личности, то вред она приносит в основном близким. Со временем работники исправительных учреждений начинают разговаривать, как заключённые, слушать ту же музыку, перенимать привычки, приносить рабочую суровость домой.

Опишу такую ситуацию: идёшь на работу и знаешь, что сегодня что-то нехорошее произойдёт, но не знаешь, что. И это действительно происходит. Каждый день. И тебе это надо разруливать как-то. Есть, конечно, и радость. Например, от раскрытого преступления. Но это очень уж косвенная радость.

Не добавляют плюсов и условия труда. Исправительные учреждения почти всегда расположены «на выселках» — как можно дальше от центра города, а то и вовсе вдалеке от цивилизации.

В этом случае остаётся только два варианта: либо большую часть времени не видеться с близкими, либо перевозить семью на эти самые выселки, а это и меньший комфорт, и меньшие возможности, проблемы с трудоустройством супруги и с качеством образования детей.

Зарплата и другие бонусы сотрудников ФСИН

Казалось бы, при таком количестве сложностей и проблем идти работать в уголовно-исполнительную систему должны только те, кому больше некуда податься. Но конкурс на каждую вакантную должность по-прежнему велик. Всё дело в зарплате и бонусах профессии. По столичным меркам они не велики, но в регионах гарантируют стабильное безбедное существование.

Данные о зарплате открыты, у офицера она около 36 тысяч рублей. Но по факту денежное довольствие может быть намного больше из-за надбавки по званию, за стаж службы,  особые условия работы, например, на севере, за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, а также за особые достижения в службе и безупречную работу.

Если у тебя нет жилья – вставай в очередь на единовременную выплату для его покупки. Приехал работать из другого региона – получи небольшую денежку на съём квартиры (примерно треть от суммы аренды в городе, к примеру). И это если не считать ещё и материальной помощи на свадьбу, при рождении ребёнка и других семейных обстоятельствах.

При переезде в другой город, начале работы сразу после вуза или свадьбы выплачивают около 70 тысяч рублей «подъёмных». Многих привлекает «военная пенсия». Каждый год службы в органах УИС идёт за полтора, поэтому на минимальную пенсию по выслуге лет ребята выходят уже к 33 годам, а в 60 лет к ней прибавляется ещё и обычная по возрасту.

Кстати, при выходе на пенсию тоже положена материальная помощь – до семи стандартных окладов.

Помимо этого – собственные бесплатные ведомственные больницы, детские оздоровительные лагеря, санатории, гарантированное место в детском саду или школе по месту жительства на льготных условиях. Отпуск у тюремного надзирателя тоже больше, чем у остальных – минимум 30 дней, а по мере приобретения стажа вырастает до 45.

Карьерные перспективы тюремного надзирателя

Не оправдывается и миф о безысходности профессии надзирателя. Непосвящённые считают, что эта работа – почти такой же срок, как у заключённого – ни перспектив, ни возможностей, ни карьеры в общепринятом понимании. На самом деле вариантов развития множество. 

Оплачивается не только высшее образование в вузах ФСИН России, но и обучение в адъюнктуре, докторантуре, командировки на учёбу, для сбора научного и практического материала, на конференции и совещания. Было бы желание всем этим пользоваться!

Карьерный рост в основном происходит внутри колонии или структуры ФСИН России, но она настолько огромна, что выбрать направление развития не составит труда. Можно перевестись в управу, занять руководящую должность в исправительной колонии, СИЗО. Можно пойти работать в вуз или даже центральный аппарат ФСИН России в Москве.

А что в этом плохого? На руководящих должностях в УИС получают достойные деньги, которые не всегда получишь на гражданке. Если уж совсем надоест и станет невмоготу, то подготовленный сотрудник уголовно-исполнительной системы, который каждый день работал с людьми и разбирал практические ситуации, справится почти с любой работой.

Многие идут в службы безопасности, так как хорошо знакомы с этой сферой.

К слову, о перспективах карьерного роста тюремного надзирателя собеседник Rjob знает не понаслышке: отработав несколько лет в колонии и параллельно повышая уровень образования, он нашёл работу в профильном вузе ФСИН России и занялся преподавательской деятельностью.

© Мария Комарцова, RJob. На титульном фото: кадр из фильма «Зеленая миля».

При использовании материалов сайта rjob.ru указание автора и активная ссылка на сайт обязательны!

Источник: https://rjob.ru/articles/rabota_tyuremnogo_nadziratelya_bonusy_perspektivy_i_strakhi/

Когда твоя работа — тюрьма. Как трудятся надзиратели в местах лишения свободы?

Об этой работе не мечтают с детства, она сопряжена с постоянным стрессом и не каждый способен выдержать её специфику. Какие обязанности выполняет надзиратель? Какую зарплату и льготы получают сотрудники ФСИН? Кто может стать тюремным надзирателем? 

Кто такой тюремный надзиратель? 

Тюремный надзиратель — человек, который осуществляет наблюдение за заключенными и обеспечивает соблюдение тюремного режима. Именно он проводит обыски, «фильтрует» все письма и посылки, следит за порядком и безопасностью, сопровождает осужденных при передвижении по территории учреждения, в поездках в суд, в больницу, другую тюрьму и т.д. 

Работа надзирателя подразумевает постоянный контакт с заключенными, круглосуточный надзор за ними. Надзиратель рядом с осужденным при приеме пищи, в спортзале, работе, на свиданиях с родными и даже в душе. 

Помимо знаний правовых аспектов, сотруднику ФСИН необходимо обладать знаниями в психологии и навыками социальной работы. Быть крепким как в физическом плане, так и психологическом. 

Специфика и сложность работы заключается именно в общении с зеками. Надзирателю необходимо сохранять самообладание и спокойствие при любых провокациях, угрозах и агрессии со стороны осужденных.

Быть равнодушным к чужим страданиям, не реагировать на слезы и неуклонно следовать своим обязанностям. Как говорят сами сотрудники, работать в тюрьме, всё равно, что самим делить с зеками заключение.

 

Нормы отношений персонала тюрьмы с заключенными устанавливаются приказом ФСИН и внутренним распорядком самого исправительного учреждения или СИЗО. Это кодекс этики и служебного поведения, соблюдать который необходимо, даже если кто-то пытается намеренно вывести из себя. 

Тем не менее, сталкиваться с постоянными конфликтами между зеками, агрессией и провокации с их стороны не так-то просто. Матерые преступники постоянно испытывают надзирателей на прочность.

Как правило, преступники — это отличные психологии, умеющие найти и надавить на слабые места, заставить человека бояться. Один неверный поступок, проявление слабости надзирателем, чревато ужасными последствиями.

Слабые люди не выдерживают — увольняются или ломаются, идут на поводу у тех людей, которых должны охранять. 

Попробуйте представить. Вы надзиратель и осуществляете дежурство на этаже с камерами заключенных. В одной из камер Вас попросили передать сигарету в камеру соседнюю.

Как Вы поступите? Откажете? Что Вам стоит совершить небольшую услугу, в конце концов, Вы ведь тоже человек. Вас будут «точить» пока не сдадитесь. Сдались? Теперь будьте готовы делать это каждый день.

А если вдруг сломаете сигарету при передаче, заставят отдать свою. 

Будьте готовы к угрозам расправы, когда ваш подопечный выйдет на свободу, угрозам в адрес семьи и т.д. Надзиратель встает утром, одевается и точно знает, сегодня у него будет тяжелый день, проблемы, конфликтные ситуации и стресс. 

Читайте также:  Статья 137 ук рф. нарушение неприкосновенности частной жизни в 2020 году

Так или иначе, сотрудники подвергаются профессиональной деформации. Становятся жестче. Со временем работники исправительных учреждений начинают разговаривать, как заключённые, слушать ту же музыку, перенимать привычки, приносить рабочую суровость домой. От этого страдает семья. 

Преимущества работы во ФСИН 

Как правило, «по зову сердца» работать во ФСИН не идут. Конечно, есть привлекательные должности, но работа надзирателем, пожалуй, самая тяжелая и «грязная» из всех. 

Кадры для таких учреждений готовят профильные учебные заведения — вузы в Рязани, Вологде, Владимире, Самаре, Новокузнецке, Пскове, Перми и Воронеже. Обучение финансируется из федерального бюджета, но попасть в них не так просто. Обычно берется именное направление из ФСИН по месту жительства.

В отделе кадров проходит первое предварительное собеседование, затем – военно-врачебная комиссия и сдача нормативов физподготовки. За этим следуют экзамены — история, обществознание и, в зависимости от специализации, другие предметы, например, физика.

После окончания вуза человек обязан несколько лет проработать в этой системе, иначе ему придется полностью выплатить стоимость своего обучения. 

Возможен набор сотрудников из других органов, например, МВД. Набирают людей даже «с улицы». Однако, прием на работу процесс довольно долгий. Предварительно человек проходит собеседование, потом мед.

комиссию (довольно таки тщательную, с тестом психологической пригодности), проверку родственников, после чего дело рассматривается от одного до двух месяцев.

На сегодняшний день, в этой сфере проходят сокращения, а потому, попасть в неё людям со стороны практически нереально. 

Вы спросите, зачем вообще работать во ФСИН? Дело в том, что зарплаты и льготы, как минимум для провинций, у ФСИН высокие. Минимальная зарплата того же надзирателя составляет от 25 тысяч (забудьте сводки Росстата — средняя зарплата в провинциях — 15-20 тысяч) Офицеры получают от 35 тысяч. К тому же существуют надбавки за стаж, звание, особые условия работы, северные и т.д. 

Многих привлекает военная пенсия — каждый год идет за полтора. В результате, пенсионерами сотрудники становятся уже к 40 годам, а то и раньше! К 65 годам получают вторую пенсию — гражданскую. 

Помимо этого — собственные бесплатные ведомственные больницы, детские оздоровительные лагеря, санатории, гарантированное место в детском саду или школе по месту жительства на льготных условиях, отпуск от 30 до 45 дней, 13-я зарплата, выплата по уходу на пенсию в размере 7 окладов и другие радости жизни. 

Что-ж, такая вот это работа.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ad340010422b4c791a5a161/5cbcd33297468800b3762590

Кто не работает, тот ест. Сколько зарабатывают заключенные

2018-03-11T08:00Z

2018-03-11T08:01Z

https://ria.ru/20180311/1515928668.html

https://cdn21.img.ria.ru/images/150935/63/1509356390_0:151:3106:1898_1036x0_80_0_0_e4da85acbbf3dbdb8af5ae86e850768d.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 11 мар — РИА Новости, Ирина Халецкая. Ежегодно осужденные в колониях производят товаров более чем на 30 миллиардов рублей. По сути, система исполнения наказаний — один из крупнейших работодателей в стране.

Однако, по данным Минюста России, средняя зарплата заключенных — всего 229 рублей в день. В месяц получается существенно меньше МРОТ. Много это или мало и сколько на самом деле зарабатывают за решеткой — в материале РИА Новости.

Одеть и накормить

Заключенные производят самые разные товары, причем как для нужд самой колонии, так и для коммерческих предприятий, не имеющих ничего общего с зоной. Любая организация или крупное бюджетное ведомство может заказать вещи, сделанные арестантами. Вся тюремная продукция объединена в каталог под брендом «Торговый дом ФСИН России».

Желающих приобрести товары с зоны немало: в прошлом году Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) заработала на осужденных более 33,3 миллиарда рублей — на 5,8% выше, чем в 2016-м.

Больше всего производится продуктов питания и сельскохозяйственных товаров — 45%. Одежда и обувь — 21%.

Прикид не от-кутюр: обычно это спецодежда либо костюмы для служащих, а также армейская и полицейская форма. Заказчик одежды и обуви — сама ФСИН, МВД и Минобороны. В одной колонии в месяц шьют 5-15 тысяч комплектов.

Кроме того, изготавливаются изделия из металла — от подставок для цветов, теплиц до крупного оборудования, машин. Пользуются популярностью мебель из дерева и мелкие сувениры. Дети во многих российских детсадах спят на кроватях, сделанных арестантами. Мебель получается добротная: издали комоды ничем не отличаются от каких-нибудь шведских. Но и цены не сильно уступают рыночным.

Некоторые осужденные зарабатывают для себя в обход бренда ФСИН — штучными заказами на четки, нарды, предметы декора в стиле «блатной романтики». В общую статистику этот небольшой поток не попадает.

Один из бизнесменов, торгующий подобными сувенирами в Москве, рассказал корреспонденту РИА Новости, что предприимчивые заключенные сами решают, как выполнить заказ и отправить его с зоны на волю. Нередко, объясняет продавец, руководство колонии о таком бизнесе даже не подозревает. Однако, по его словам, некоторые начальники берут свой процент.

На завод или партия в нарды

Тем не менее, несмотря на высокий доход, который приносит ФСИН труд осужденных, в колониях работают не больше 40% арестантов. Чем же занимаются остальные?

От работы в первую очередь освобождают пенсионеров, инвалидов и беременных женщин — по состоянию здоровья. Пока осужденный грызет гранит науки, он тоже не занят на производстве. Таких много: по информации ФСИН, в 2017 году 156 тысяч арестантов получили рабочую специальность, а еще 65 тысяч на территории зоны окончили школу.

Многие трудятся в качестве обслуги на территории и в цехах не задействованы. Готовят еду, выдают книги в библиотеке, помогают в парикмахерской, следят за порядком, белят, красят.

Источник РИА Новости, связанный со сферой контроля исполнения наказания, рассказал, что в некоторых регионах к оплачиваемому труду привлекается еще меньше осужденных — порядка 25%. Причина проста: нет соответствующих производственных мощностей, и заключенным просто негде работать. Такой контингент живет по распорядку, занимаясь тем, что ему интересно.

Один из осужденных на условиях анонимности описал свой образ жизни в исправительной колонии. Трудоустройство, говорит он, — по желанию. Кто не хочет трудиться, живет в «нерабочем отряде» и занимается своими делами: ходит на тренировки, читает, играет в шахматы и нарды, получает образование в училище или… спит.

По его словам, нередко осужденные берутся за работу только ради возможности выйти по УДО. «Пишешь заявление. Проходишь испытательный срок, оформляешься. Тебя переводят в «рабочий барак».

Но какой смысл работать? Все равно 75% денег забирают на оплату нашего питания, одежду, услуги ЖКХ и прочее. В итоге получаешь примерно 300 рублей», — подсчитывает он.

И уточняет: нередко приходится тратить больше.

Триста рублей в день или в месяц

Минюст России в начале года обнародовал сведения, что арестанты в среднем получают 229 рублей в день, то есть в месяц выходит не больше пяти-шести тысяч рублей.

Однако, по данным ФСИН, осужденные, которые работают в цехах с крупным и дорогостоящим оборудованием, могут получать 20-25 тысяч рублей в месяц. Хорошо зарабатывают женщины и те, кто отбывает срок в колониях-поселениях, — у них зарплата тоже выше среднего.

Правда, в пресс-службе ФСИН России не уточнили, что считается средним показателем.

В теории осужденный не должен зарабатывать ниже МРОТ (9,5 тысячи рублей). На деле, сообщают арестанты, все не совсем так. Иван Фомин отбывал срок в ИК № 11 Нижегородской области. Это колония для так называемых «бээсников» (бывших сотрудников правоохранительных органов) или «красных». Сейчас Фомин судится с колонией: он считает, что ему недоплачивали.

«Я освободился чуть меньше года назад. Общий срок был девять лет лишения свободы, но вышел по УДО — в итоге отсидел 6,2 года. В нашей колонии было обширное производство: здесь и шили, и деревообработкой занимались, и железобетонные конструкции делали», — говорит Фомин.

Он сам на зоне изготавливал пакеты из пластика по заказу одного частного предприятия. В сутки, по его словам, силами заключенных производилось восемь тысяч пакетов. Стоимость одного — 9,5 рубля, из этого, по расчетам Фомина, ему на зарплату шло всего 50 копеек.

«В итоге девять рублей оседали у администрации колонии, куда они тратились, никто не знает. Сама колония этих денег не видела. На предприятиях, где работали на станках, модернизация проводилась за счет заказчиков. Администрация свои средства не вкладывала», — продолжает бывший осужденный.

По его подсчетам, реальная зарплата осужденных не превышала 150-300 рублей в месяц. «Причем среди нас были те, кому требовалось возмещать материальный ущерб по иску. С такой зарплатой его никогда не возместить.

Руководство колонии на контакт не шло, диалога не было, все — в приказном порядке. Производство круглосуточное, работали в три смены. Нередко выходили в выходные, что не оплачивалось дополнительно», — уточняет он.

После освобождения Фомин подал в суд на колонию. Суд в двух инстанциях отказал ему в удовлетворении претензий в полном объеме.

«Юридическое обоснование не платить нам обещанный МРОТ в том, что якобы мы не вырабатывали полный рабочий день и не выполняли производственную норму.

Администрация колонии считает, что мы должны были производить в три раза больше», — разводит руками бывший заключенный.

Не МРОТ единым

Нарушения, связанные с зарплатой ниже МРОТ, действительно не редкость, подтверждает источник РИА Новости из сферы контроля исполнения наказания.

«Например, человеку могут недоплачивать просто потому, что на это нет денег. Либо не платят отпускные. Нередко фиксируются нарушения, когда осужденный работает якобы на полставки — четыре часа, а по факту он трудится весь день или ночью, или в выходные. Дополнительные часы не оплачивают», — объясняет собеседник.

Так, например, только в одном Забайкальском крае в пяти из 12 исправительных учреждений за 2017 год выявлено более десяти случаев, когда осужденных привлекали к ремонту и другим работам (банщики, кондитеры) без оформления трудового договора. 

Однако, как правило, низкая зарплата вполне обоснованна и никакого нарушения нет. Отбывающие срок или уже освободившиеся из мест лишения свободы нередко обращаются с исковыми требованиями о взыскании недоплаченных, по их мнению, денег и чаще всего проигрывают, комментирует адвокат Сергей Литвиненко.

«В статье УИК России подробно прописан этот момент: зарплата не ниже МРОТ полагается, если осужденный выполнил норму. Это далеко не всегда соблюдается. Отсюда и такая мизерная зарплата», — резюмирует адвокат.

Источник: https://ria.ru/20180311/1515928668.html

Каково это — работать в тюрьме?

Я работаю бухгалтером на одной из зон общего режима,поэтому некоторых тонкостей не знаю или знаю лишь с чужих слов. Бухгалтерия находится в штабе, поэтому на территории зоны удаётся бывать очень редко. Чаще всего приходится бывать на освобождении. Говоря из наблюдений,это не самая лёгкая работа в психологическом плане для нормального человека.

Охрана, находящаяся в зоне постоянно, в основном мужчины, обычно не из самых высококультурных людей. В основном, это молодые люди чуть старше 20, недавно отслужившие и пришедшие на работу за деньгами. Есть и исключения, но обычно я вижу лишь эмоционально сломанных людей.

Они не жалеют тех, кто находится по ту сторону решётки, хотя, возможно, и не должны этого делать. Я понимаю насколько это тяжёлый труд. Ведь есть адекватные люди, а есть звери, которых приходилось видеть ни раз. Они выводят на эмоции, на конфликтные ситуации.

Бывают случаи, когда охранники идут на поводу, проносят им все необходимое, а потом садятся рядом. На самом деле, обстановка не из лучших, но со всем со временем начинаешь мириться. 

Отвечу как действующий сотрудник ФСИНа. Работаю в СИЗО, и рассказывать про работу можно очень много, постараюсь обрисовать ключевые моменты.

В СИЗО, тюрьмах и колониях работают точно такие же люди, как и все остальные. Вы не догадаетесь, что беседуете с сотрудником ФСИН, пока он сам Вам об этом не скажет. Работа действительно сложная.

И сложности не именно из-за того, что работаешь в тюрьме со спецконтингентом, а потому что из-за специфики приходится соблюдать дикое количество различных приказов, распоряжений, актов, методических рекомендаций и еще тонну всего, московское руководство не скупиться на данные вещи, выплевывая их тоннами в год.

Постоянная нехватка сотрудников и работников (даже при практически полной укомплектовке штата), из-за бесконечных сокращений и реорганизаций, в попытке сэкономить казенные деньги. Общение со спецконтингентом — это нечто.

Конечно, довольно много адекватных людей находится за решеткой, в основном это мошенники, чиновники, бывшие силовики и прочие, кто попался на денежных махинациях и использовании служебного положения.

Но основная масса заключенных — так называемые «второходы», рецедивисты, для которых очередная отсидка — это как для советского ребенка съездить в пионерский лагерь. Они отличные психологи, крайне наглые и жесткие, если дать слабину — садятся на шею, и выжимают сколько можно, потом еще и сдадут тебя, ибо «мента сдать не западло». Приходится балансировать, потому что если перегнуть палку в отношении осужденного — на горизонте замаячит прокуратура по надзору за соблюдением законности в УИС. В общем легко не приходится.

Ну а бытовых моментов очень много, если что-то интересует конкретно — спрашивайте в х.

Я работал в 2011 году в тюрьме для психически больных людей (СПб). Работа была не сложная, интересный коллектив, даже кошка была, по кличке Халява. Работа была сутки через трое, много постов, в основном вышки. На вышках не было камер, поэтому лично я всегда там спал. Каждые два часа надо было делать обход вдоль КСП, но никто конечно не делал.

Среди заключенных, на моей памяти было лишь два жутких типа. У одного были голоса в голове, и он реально сходил с ума, а второй особо опасный, к которому в камеру боялись заходить врачи. Был еще один парниша, он у нас убирался каждое утро.

Летом кайфово, особенно на прогулках. Играли с зэками в пинг-понг, курили, болтали. Никогда не жалел для них сигарет, всегда на смену брал на одну пачку больше — просили они постоянно. Работа не пыльная, и всегда есть с кем общаться. Вот только платили мало, 11.

Читайте также:  Сроки возбуждения уголовного дела, скроки следствия и ознакомления в 2020 году

000₽, поэтому вынужден был уволиться

Знакомый после того как отучился на психолога, работал какое-то время в тюрьме. Говорит сложно было привыкнуть к сленгу и многое изначально не понимал, так как «по фене ботают» совершенно все, и заключенные, и персонал. Начальник был хороший мужик, только бухал много.

С утра покупал литр водки, в плохом расположении духа посылал ещё за одной бутылкой к вечеру. Так вот в работу моего знакомого входила обязанность составить психологический портрет каждого заключённого по какому-то тесту (название не вспомню). А с компьютерами тогда было туго и приходилось все это в ручную делать.

Кучу времени убил на это, сначала опрашивая, а потом ещё анализируя все ответы. Справился с задачей как учили в универе, по всем правилам, с терминологией. Пришёл к начальнику, отдал ему все листы.

Тот очень долго и усердно вчитывался, так, что лицо покраснело, а потом резко как заорёт «это что за х*йня вообще такая, ни*уя же непонятно» и кидает обратно. Говорит было очень смешно, даже не сильно обидно, но после этого уволился.

Судя по собственному опыту, а был я на экскурсии в следственном изоляторе, что на Новослободской (Бутырка), могу отметить, что атмосфера в таких местах очень и очень гнетущая, такое ощущение, что стены давят на черепную коробку.

Общался с сотрудниками ФСИН , которые там работают, в общем то, доброжелательные люди, которые воспринимают свою работу именно как работу, беспристрастно, если можно так выразиться.

Сам я считаю, что человек ко всему привыкает, можно привыкнуть и к такой нелегкой работе — исправлению осуждённых) 

Читать ещё 2 ответа

Источник: https://TheQuestion.ru/question/136917/kakovo-eto-rabotat-v-tyurme

Неусыпные стражи: как работается современным тюремным надзирателям

Тюремные надзиратели часто перенимают привычки своих подопечных, в том числе пристрастие к чифиру и блатным песням. Тюремщик — устаревшее слово. В царской России тюремщиками называли весь персонал исправительных учреждений, отвечавший за наблюдение за заключенными. Сейчас функции тюремных надзирателей выполняют сотрудники отделов безопасности исправительных учреждений ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний). Ни шагу без надзора В обязанности тюремного надзирателя входит охрана заключенных.

Они должны своевременно предупреждать и фиксировать правонарушения и сопровождать заключенных как на территории тюрьмы, так и за ее пределами.

Надзиратели должны отслеживать, выполняют ли заключенные свои обязанности, а также давать им необходимые инструкции. Тюремщик сопровождает подопечного постоянно: на работе, в столовой, в спортивном зале и даже в душе.

Также в обязанности тюремного охранника входит сопровождение посетителей тюрьмы.

Психолог по совместительству

Многие ошибочно полагают, что в обязанности надзирателя входит только одно — постоянно находиться на своем посту. Работа надзирателя — это прежде всего работа с людьми. Представителям этой профессии помимо знания правовых аспектов необходимо обладать знаниями в психологии и навыками социальной работы.

Психологические навыки нужны не только для того, чтобы успешнее взаимодействовать с заключенными, но и для того, чтобы избежать профессиональной деформации личности, что часто встречается у представителей этой профессии. Без правоведческой подготовки в этой профессии не обойтись.

Необходимо владеть профессиональной терминологией, знать систему тюрем и сам принцип работы.

Хорошая физическая форма — также немаловажный фактор, поскольку в случае необходимости надзиратель должен быть готов применить силу. Личные качества, в первую очередь необходимые тюремному надзирателю, — это ответственность и предусмотрительность.

Важны также умение хорошо разбираться в людях и высокая стрессоустойчивость.

Поскольку работать приходится с непростым контингентом, нужно постоянно быть готовым к экстренным ситуациям и уметь адекватно и корректно себя вести в случае, если такая ситуация возникнет.

Профессия тюремного надзирателя имеет ряд медицинских противопоказаний. Эта работа не рекомендуется людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями, хроническим аллергикам, людям с нарушениями зрения и слуха, а также тем, кто страдает расстройствами нервной системы.

Деформация личности

У сотрудников ФСИН, имеющих солидный опыт работы, может возникнуть профессиональная деформация личности. Персонал тюрьмы — сообщество очень закрытое.

Довольно часто из-за тесного ежедневного общения с заключенными тюремщики начинают перенимать многие привычки своих подопечных, включая их жаргон и другие атрибуты тюремной субкультуры.

Известно, например, что сотрудники администрации в тюрьмах употребляют так называемый чифир — самый известный арестантский напиток.

Музыкальные предпочтения надзирателей часто бывают похожи на вкусы их подопечных: многие сотрудники тюрем, также как и заключенные, слушают блатные песни. Несмотря на всю сложность профессии, зарплаты у этих специалистов невысокие. Оклад младшего инспектора составляет примерно 12 тысяч рублей.

Источник: trud.ru

Источник: https://hr-portal.ru/blog/neusypnye-strazhi-kak-rabotaetsya-sovremennym-tyuremnym-nadziratelyam

Как ведут себя надзиратели на зоне?

13 сентября 2016

В этом году в двух волгоградских школах созданы профильные классы, где из старшеклассников будут готовить сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний. Новость вызвала неоднозначную реакцию волгоградцев. Неужели конвоир или тюремный надзиратель – желанная работа для современной молодежи? А почему бы и нет? Стабильная зарплата, полный соцпакет. Но контингент…

Рассказать о тонкостях профессии мы попросили бывшего работника системы, который отдал одной из волгоградских колоний 18,5 лет трудовой жизни. По понятным причинам герой публикации попросил не называть его имени.

? В чем заключалась ваша работа?

– Сначала я состоял на службе в спецотделе – это бумажная работа.

Всякие справки, оформление паспортов, отслеживание окончания срока, подготовка документов на освобождение или на УДО (условно досрочное освобождение).

Потом стал заместителем начальника колонии, там круг обязанностей, конечно, расширился. Если коротко – это вся воспитательная, психологическая работа с заключенными плюс воспитательная работа с сотрудниками.

? Говорят, что заключенные осваивают психологические приемы манипуляции. Как распознать, действительно ли осужденный хочет исправиться или это только игра на доверие?

– Если не распознаешь приемчиков – тебе не место в зоне. Если серьезно, то набор приемов у них довольно ограничен, и любой более-менее подготовленный сотрудник их с ходу определяет. Можно поиграть с ними в поддавки, это хороший психологический тренинг.

Я лично не верю в теорию исправления осужденных. Как можно исправить убийцу ребенка, например? Или как исправить мошенника? Ерунда все это. Это пережитки советской системы. Задача тюрьмы одна – надежно изолировать преступника на определенный срок и постараться его социализировать, но не исправить.

? Возникало желание действительно помочь кому-то выбраться?

– Да. Есть так называемые «левые пассажиры» – те, кто попали в колонию случайно. У меня было несколько случаев, когда я помогал составлять надзорные жалобы людям, в которых был уверен, что они попали случайно, по оплошности. Да и суды наши особой гуманностью не отличаются.

В 90-е годы зоны были забиты так называемыми «колхозниками» – людьми из сельской местности, укравшими мешок картошки с голодухи. Вот зачем их было сажать вместе с бандитами и разбойниками?

? Откуда у заключенных телефоны, компьютеры, Интернет? Откуда они берут деньги?

– Все это запрещено. Нам было проще: колония, в которой я работал, находится в радиояме. Мобильная связь не работает или работает с перебоями. В других колониях, конечно, бывает по-другому.

В основном все это имущество нелегально проносят родственники, когда приезжают на свидание. Но есть и сотрудники, которые делают это за мзду. Деньги – то же самое.

Либо это тайно внесенный общак, либо привозят родственники, либо продажная администрация.

? Правда ли, что на зоне существует жесткая иерархия?

– Да. Есть «блатные» (высшая каста, бывалые преступники), «мужики» (живут сами по себе), «козлы» (состоят на службе у администрации – работают в библиотеке, завхозами и пр.), «черти» (выполняют всю грязную работу), «петухи». Увы, но сломать эту систему практически невозможно.

Есть неформальное деление на черные и красные зоны. В черных администрация договаривается с блатными, но тогда все отдано на откуп им. В красных зонах наоборот – администрация держит все под жестким контролем, но так называемые «понятия» преодолеть невозможно. Не сядет «мужик» обедать с «петухом» за один стол. Иначе сам окажется в «петушином углу».

Я общался со всеми ровно и достаточно доброжелательно. Замполит (заместитель командира подразделения) – это же второй папа. Надо выслушать, снять всю лапшу с ушей и принять правильное решение.

? Как ведут себя сотрудники тюрьмы при заключенных? Чего категорически нельзя делать?

– Сотрудники тоже люди. Ведут себя по-разному. Самые глупые – это те, кто пришел на службу только что и решил, что у него неограниченная власть над людьми. От таких мы с начальником колонии старались избавляться сразу по окончании испытательного срока.

Предельно жестко я реагировал на факт избиения осужденного. В законе четко оговорены случаи, когда можно применять силу: палки, наручники, собак, оружие. Это в основном физическое сопротивление, либо угроза жизни и здоровью, либо побег. Не можешь словом – иди на ринг, а не в зону.

Ну и, конечно, все разборки, выяснение отношений при осужденных – недопустимы.

? При каких условиях заключенных могут допрашивать?

– Осужденный обязан давать объяснения по любому требованию сотрудника. Это закон. Отказ от объяснения – нарушение режима.

? Что происходит ночью, когда режим ослабляется?

– Сейчас стало проще – во всех отрядах есть камеры наблюдения. Поэтому дежурные всегда могут засечь, кто там не спит, а шляется.

? Кто коммуницирует с заключенными чаще всех?

– Чаще всего это сотрудники отдела безопасности – инспектора. Их задача – патрулировать внутри зоны и пресекать нарушения. Что же касается непосредственно решения проблем осужденных, в каждом отряде есть начальник.

Вот он решает проблемы от ремонта крыши в отряде до написания писем родственникам с просьбой приехать на свидание или наоборот – как-то повлиять на своего непутевого.

На нем все, что касается непосредственно жизни заключенного на протяжении его срока.

? Правда ли, что каждому сотруднику заключенные дают кличку?

– Не каждому, но дают. У меня была кличка Куценко – потому что высокий и лысый. Я не обижался. При мне, конечно, так не выражались. Но Куценко быть лучше, чем каким-нибудь «п…м Васей». Зеки очень метко дают кличку, и она, как правило, сохраняется на весь период службы.

? В чем заключаются главные трудности работы надзирателя? Какие риски существуют?

– Главный риск – это профессиональная деформация. Когда сотрудник становится «вертухаем» в худшем понимании. Его ничего не колышет, кроме своего авторитета (чаще ложного). А психологическая помощь для сотрудников, к сожалению, находится не в зачаточном, а я бы сказал в противозачаточном состоянии. У меня на 200 сотрудников был один психолог.

Стрессы там постоянные. Сотрудник находится в абсолютно враждебной среде. Даже если стабильная обстановка, проблем нет, то сотрудник для заключенного – враг. И ты не можешь не чувствовать это своей шкурой. Хотя опять же справедливости ради – ко мне после освобождения подходили подопечные и ни одной претензии не было. Кто-то даже благодарил за понимание и справедливость.

? Вам когда-нибудь грозила смертельная опасность во время несения службы?

– С железной табуреткой и с лезвием, бывало, нападали. Но обошлось. Угрозы поступают постоянно, но ни одна из них ни в отношении меня, ни в отношении коллег не осуществилась.

  • ИНТЕРЕСНО
  • Как избежать профессиональной деформации?
  • Анна Завгороднева, психолог:

– У тюремщиков наблюдается изменение черт характера, поведение становится циничным. Человек постоянно в ожидании опасности – впоследствии это может перерасти в параноидальное расстройство, так как всегда нужно быть начеку.

Читайте также:  Организация занятия проституцией: статья 241 ук рф в 2020 году, наказание

Также может проявляться желание власти, человек становится груб, развивается сухость эмоций, так как на работе нужно вести себя сдержанно, иначе это может повлиять на общую дисциплину.

Люди, работающие в таких условиях, должны внимательно видеть и чувствовать эту грань, систематически обращаться к психологу. Брать раз год отпуск и абстрагироваться от работы полностью.

Как живется людям с судимостью?

Роман Сысоев, юрист:

– По закону, когда с человека снимается судимость, и все уголовно-правовые вопросы решены, он не должен иметь ограничений ни при трудоустройстве на работу, ни в вопросах частной жизни. Но по факту ограничений много.

Так, люди с судимостью не могут устроиться на государственную службу, в адвокатуру, в суды или педагогические учреждения. Также их вряд ли возьмут в коммерческие организации на средние и топовые позиции, так как на управленческие должности тщательно проверяют кандидатов.

Первое, что советуют в центрах занятости людям с судимостью – ищите работу попроще и полегче. Чаще всего компании не очень серьезно подходят к выяснению обстоятельств судимости.

Есть преступления, которые относятся к легким, к примеру, на бытовой почве: драка, нанесение побоев, но этот является причиной для отказа. Поэтому занесение в базу данных – плохая перспектива.

Также не секрет, что люди, которые имеют судимость, уже «на карандаше» у правоохранительных органов. Участковый или полицейский в курсе, в каком доме и на каком участке живет ранее судимый.

И если случается какое-то преступление на территории, в первую очередь под подозрение попадают люди, которые имели судимость. К примеру, человек отсидел за воровство и уже ведет законопослушный образ жизни, но на территории района произошло ограбление.

Первым делом они придут к тому, кто у них числится в базе.

Анна Матушкина

Источник: http://vv-34.ru/kak-vedut-sebja-nadzirateli-na-zone.html

Как я работала с заключенными — рассказ старшего инспектора СИЗО

Журнал IQR продолжает публиковать обзоры профессий от специалистов. Мы решили разбавить  рассказы об общеизвестных специальностях чем-то необычным. Сегодня вы узнаете все о работе инспектора СИЗО — сколько платят, что надо уметь и сложно ли работать с заключенными.

У многих, наверное, сразу возник вопрос, чем СИЗО отличается от тюрьмы. Вообще, следственный изолятор временного содержания — это не тюрьма.

СИЗО обеспечивает содержание под стражей подследственных и подсудимых на время следствия и суда соответственно, а также осужденных — до перевода к месту заключения.

Чем занимается инспектор в СИЗО

Работа в СИЗО

Меня зовут Оксана, мне 34 года. Проживаю на Украине, в Киеве, работаю в СИЗО с 2008 года. Итого, мой рабочий стаж составляет восемь лет.

 Должность, на которой я тружусь, только название имеет такое презентабельное, а по существу работы – это типичный надзиратель над заключенными, уже осужденными или же еще пребывающими под следствием.

Женщин-инспекторов ставят на охрану женщин-заключенных, а также малолетних преступников. Мужчин охраняют, соответственно, инспектора-мужчины.

Профессиональные обязанности

Для бесперебойной работы, в учреждении сформировано пять смен. Четыре смены работают сутки через трое (собственно надзиратели), так называемая «пятая смена» работает пять дней в неделю, кроме субботы и воскресенья. В пятой смене трудятся младшие инспектора, в обязанности которых входит:

  • обыск камер;
  • обыск заключенных, прибывших с воли или из выезда на суд;
  • прием и раздача передач;
  • сопровождение на прогулку и в баню;
  • сопровождение из камер на следственные действия.

Как устроиться на работу в СИЗО

Женщина в тюрьме

Каких-либо особых знаний и навыков при приеме на работу не требуют. Образование может быть средним, средне-специальным. Высшее образование без юридической специальности при приеме на работу роли никакой не играет.

Чтобы попасть работать в уголовно-исполнительную систему, в моем случае – следственный изолятор, необходимо прийти в отдел кадров и заполнить кучу анкет. Вопросы такого типа:

  • почему решили идти работать в структуру;
  • предыдущие места работы;
  • фамилия, имя, отчество близких родственников (брата, сестры, отца, матери, мужа, жены, сына, дочери). Причем, если кто-то из них менял фамилию, то это нужно обязательно указать.

Также подписывается несколько документов о неразглашении. Это касается места расположения корпусов и камер на территории изолятора. После этого выдается направление в вашу местную поликлинику, где вы проходите общую медкомиссию. Нужны еще сертификаты от нарколога и психолога.

Пройдя медкомиссию, ждете звонка. Ждать обычно приходится полторы-две недели. Столько времени занимает спецпроверка в отношении вас и ваших близких родственников. Затем, если все нормально, ни у кого из вас не оказалось судимости, вас приглашают на собеседование.

Скажу, правда, что никакого собеседования не было, а сразу дали направление на еще одну медкомиссию, которую нужно пройти в поликлинике МВД. Состоит она из двух частей: углубленной проверки общего состояния здоровья и психологических тестов. Результаты готовы обычно через два-три дня.

Поликлиника сама передает их в отдел кадров СИЗО. Вам опять звонят из отдела кадров и приглашают на работу.

Мой первый рабочий день в СИЗО

СИЗО

В первый рабочий день начальник ОК выписывает временный пропуск на закрытую территорию и ведет знакомиться с начальником и замом. Это обязательная процедура начала трудовых будней.

Впоследствии, за много лет работы вы будете видеть этих людей только мельком, при условии, что не выкинете какой-нибудь сногсшибательный фортель и не попадете «на ковер».

С мелкими же проступками разбирается начальник смены, с проступками более серьезными – опера.

Знакомство происходит следующим образом: вас спрашивают, почему пришли сюда работать, боитесь ли оружия, уведомлены ли о наказаниях за нарушение устава. Вы невнятно что-то бормочете, так как ответы ваши никто не слушает, и выходите из кабинета под напутствие: «Идите работать».

Главные принципы работы с заключенными

Первые три смены вы – стажер. Только называется это иначе – неаттестованный. Вас ставят в смену не одного, а с наставником, который все подробно рассказывает и показывает.

Моя наставница, матерая баба, рассказала мне основные, главные принципы работы.

 Самый главный — никогда, ни при каких обстоятельствах, не поворачивайся спиной к зекам.

Еще она показала, где находятся скрытые точки тревожной сигнализации, выдала магнит, который в случае критических ситуаций нужно приложить к точке сигнализации, научила открывать камеру ключами.

Все. Остальное, говорит, в процессе.

Все три смены (трое суток) я училась выполнять несложную работу: утром считать заключенных, принимая смену, в течение дня – выпускать и запускать, контролировать раздачу пищи и передач, вечером «сводить остаток» — «минусовать» тех, кто не вернулся с заседания суда или отбыл в колонию. На ночь ключи от камер забирает корпусной. Так называется наш непосредственный начальник, который нам и мать, и отец. Почему? Потому что «залетов» на такой работе бывает великое множество. А он нас, младших, «отмазывает»  перед начальством.

Аттестация

На четвертый день работы – аттестация. Начальник отдела кадров собирает всех новичков и везет в Управление Госдепартамента по исполнению наказаний. Нас было трое. Всех по очереди заводили в разные кабинеты, где важные дядьки задавали одни и те же вопросы: «Чем вас привлекает эта работа?». И слышали традиционный ответ: «Привлекает стабильность, соцпакет и т.д.».

Затем попросили пройти сфотографироваться на удостоверение и подождать решения. Через два часа нам сообщили, что мы аттестованы и в звании младшего сержанта можем приступать к несению службы. Так, в новом звании, в форме, которую выдали после аттестации, я приступила к выполнению своих обязанностей.

Распорядок дня инспектора СИЗО

Рабочие сутки начинаются в восемь утра с развода. Развод – это такая планерка, где смена стоит, выстроившись в две шеренги, а начальник смены дает четкие указания. На какой идти пост инспектор узнает только утром. Далее, вы приходите на пост, и начинается пересменка.

Вам дают специальный документ, по которому вы проверяете наличие всех заключенных в своих камерах. Затем приходит корпусной (ими могут быть только мужчины), и вместе с ним делается обход. Открывается поочередно каждая камера, заключенные строятся, к ним заходит корпусной и выслушивает все пожелания.

Кому надо к врачу, у кого-то сломана нара (кровать), просьбы починить умывальник и тому подобное.

Заброшенная тюрьма

Далее весь день проходит в рабочей суете. Приходят конвойные, забирают заключенных на следственные действия или на выезды в суд.

Чтобы инспектор выпустил человека из камеры, конвойный представляет ему документ с именем заключенного, подписью и печатью учреждения. Документ остается у инспектора до прибытия заключенного в камеру.

Если человека не привезли, то при вечерней сверке этот документ крепится к камерной карточке и отдается корпусному.

В десять вечера объявляется отбой и заключенные должны лечь спать, но, как правило, этого не происходит. У них ночью жизнь только начинается. Они перекрикиваются и посредством веревок (на их жаргоне – «дороги», «кони») передают друг другу записки и другие вещи. Инспектору же ночью спать не разрешается. Но мы ухитряемся поспать.

В шесть утра – подъем. В семь привозят завтрак, который через «кормушки» раздают рабочие-заключенные, оставшиеся отбывать срок в изоляторе. Потом — пересменка и можно домой.

Зарплата надзирателя

Тюрьма

В принципе, отвечая на вопросы в Управе, я не врала. Меня действительно прельщала стабильность, служба во внутренних войсках, льготный стаж, бесплатный проезд даже. К тому же, вначале клятвенно обещали комнату в общежитии, а на тот момент имелись проблемы с жильем.

Поэтому, собственно, и возникла идея идти работать в эту структуру, хоть и на маленькую зарплату. В 2008 году она составляла 900 грн (100$), а с учетом всех отчислений — и того меньше. Сейчас эта сумма составляет 3000 грн, что, с учетом инфляции – всего ничего. Чистыми получается все те же 110$.

Так это я уже старший прапорщик и, соответственно, старший инспектор. А новички, младшие сержанты, получают и того меньше. К слову, у офицеров-оперов, начальников смен, работников отдела кадров заработок ненамного выше. В среднем на 400 – 600 грн, в зависимости от звания.

Если я не ошибаюсь, за каждое повышение звания идет прибавка к жалованью в сумме 150 грн.

Справка от редакции: Эти данные актуальны для Украины, на Украине средняя зарплата 200 долларов. В России зарплата в СИЗО на должности «младший инспектор отдела режима» со всеми надбавками составляет на сегодня примерно 30-40 тысяч рублей. Жилье не предоставляется. Есть ежегодный отпуск — от 30 до 45 суток. Данные по ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве «Бутырка».

Работа в структуре исполнения наказаний имеет некую особенность. Вы не имеете права подрабатывать где бы то ни было. Это чревато увольнением. Но, если честно, никто за этим не следит, поэтому при таком графике можно спокойно найти себе подработку. Стоит еще отметить, что при таком минусе, как маленькая зарплата, есть еще и некоторые плюсы.

Во-первых, оплачиваемый отпуск, который увеличивается из года в год, в зависимости от стажа. У меня сейчас отпуск 45 дней. Во-вторых, сам стаж для пенсии – год считается за полтора. Ну, и больничный, бесплатное лечение в госпитале МВД, бесплатный проезд в общественном транспорте. Да и комнату в общежитии все-таки дали, правда, через два года.

Но самым большим, на мой взгляд, преимуществом является возможность получения высшего юридического образования в ведомственных вузах. Бесплатно. Причем такая возможность есть у каждого сотрудника. Начальник изолятора ставит одобряющую подпись на каждом обращении. Другое дело, если человек не отличается умом и сообразительностью, то его уже потом могут отчислить из учебного заведения.

Материал в тему: Зачем нужен диплом о высшем образовании?

После окончания заочной учебы и получения диплома всем предоставляется новая, соответствующая званию должность. Хочу сказать, что работать можно. Денег заработаете не шибко много, но и семь рабочих суток в месяц – тоже не велик напряг.

Источник: http://IQReview.ru/profession/prison-guard/

Ссылка на основную публикацию