Прения сторон в уголовном процессе: что такое в 2020 году?

Судебное разбирательство — это всегда дискуссия, в которой участники дела выстраивают цепь причинно-следственных связей и пытаются убедить судью в своей правоте. Наиболее значимым моментом здесь выступает заключительный этап обсуждений, называемый прениями.

В них, с психологической точки зрения, окончательно формируется и закрепляется мнение председательствующего относительно выявленных доказательств и фактов.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.
 

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону


+7 (499) 450-39-61
8 (800) 302-33-28
 

Это быстро и бесплатно!

Что такое прения

Прения сторон в уголовном процессе: что такое в 2020 году?

Прения — особый этап судебного процесса, в котором участники дела устно высказываются о проведенном следствии и представленных доказательствах, выражают свою принципиальную позицию. В результате такого анализа подводится вывод по судебному разбирательству.

В качестве участников выступают две стороны: обвинитель и защитник. Обычно за каждого субъекта дела выступает его представитель (адвокат). Они не ссылаются на другие доказательства в момент прений, но вправе потребовать возобновления следственного процесса.

Справка. При отсутствии защитника выражать позицию придется ответчику.

Судья не вправе ограничить длительность прений. Последнее слово всегда остается за подсудимым и его адвокатом.

Особенности этого этапа мало различаются в уголовном, гражданском и арбитражном разбирательствах.

Так, особенности прений сторон в гражданском процессе отражены в Гражданском процессуальном кодексе (ГПК РФ), статьях 190–193 главы 15 «Судебное разбирательство». В Уголовном процессуальном кодексе (УПК РФ) им посвящена отдельная глава 38 — «Прения сторон и последнее слово подсудимого».

В Арбитражном процессуальном кодексе (АПК РФ) порядок и содержание прений изложены в ст. 164 «Судебные прения».

Содержание и порядок прений

Заключительная полемика дает оценку приведенным доказательствам, поэтому речь представителей субъектов дела — это отображение проекта судебного решения. В словах адвоката должны прозвучать последовательные факты, выстроиться аналитическая цепь, которая подведет слушателя (судью) к удовлетворению требований представляемой стороны.

В гражданском процессуальном законодательстве сказано, что:

  • прения выражаются в устной форме;
  • содержание речей участников фиксируется в протоколе судебного заседания;
  • ораторами становятся участники процесса и их представители (юристы) в порядке, закрепленном в ГПК РФ.

Очередность высказываний между ответчиком и истцом назначает суд, согласно части 3 ст. 292 УПК РФ. Первым всегда говорит обвинитель, а последним — обвиняемое лицо.

После обсуждения, но до удаления судей в комнату совещаний, участники дела вправе передать им формулировки решений (в письменном формате) по ряду вопросов:

  • было ли доказано, что дело, по которому обвиняют гражданина, произошло на самом деле;
  • доказали ли участие обвиняемого в нарушении;
  • относятся ли действия подсудимого к преступлениям, предусмотренным законодательством;
  • требуется ли наказание за деяния обвиняемого и, если да, то какое;
  • есть ли смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Примерный образец и структура речи, с которой выступают в прениях, представлены на видео в конце статьи.

Речь для этого этапа готовят до начала процесса и в соответствии с проговариваемыми обстоятельствами дела изменяют и корректируют.

Примечание. Именно на указанный перечень вопросов суд и пытается дать ответы в ходе заседания, чтобы вынести приговор.

Мнения истца и ответчика относительно этих вопросов не несут для суда обязательной силы, но приобщаются к материалам дела при постановлении решения, помогают избежать ошибок при фиксации позиций участников в протоколе. Их приобщают при подаче документов на обжалование решения.

Прения — не заключительный этап заседания. После них каждый из субъектов дела вправе выступить с репликой. Согласно пункту 36 статьи 5 «Основные понятия» УПК РФ, реплика — замечание участника относительно сказанных оппонентом слов. Она, как и прения, необязательна.

Последнее слово подсудимого

Согласно ст. 293 «Последнее слово подсудимого» УПК РФ, право последнего высказывания предоставляется обвиняемому, даже если он не участвовал в прениях. При отсутствии гражданина в зале суда ему дают слово по системе видеоконференц-связи.

В завершающем выступлении, прежде, чем суд удалится на совещание, обвиняемый говорит обо всем, что считает нужным озвучить перед вынесением решения. Если его речь раскроет новые важные обстоятельства, затрагивающие дело, судья обязан возобновить следственный процесс.

Справка. После того, как новое следствие завершится, повторяются этапы прений и последнего высказывания подсудимого.

Обвиняемый вправе изъясняться неограниченное количество времени, но его останавливают, если излагаемая информация не относится к делу, содержит факты, опровергнутые судом или признанные недостаточно правдивыми.

Если председательствующий вмешивается в последнее слово подсудимого в уголовном процессе, это фиксируется в протоколе слушания.

  • Это интересно:
  • Как проводится допрос согласно статье 189 УПК РФ и какие права есть у допрашиваемых.
  • Какие существуют виды судебных приговоров и как они составляются.

Возобновление судебного следствия

Есть 2 особых случая для возобновления следственного процесса:

  1. В последних словах обвиняемого раскрылись новые, прежде неизвестные, но значимые обстоятельства.
  2. Один из субъектов дела заявил о необходимости предъявить суду новые доказательства.

Во втором случае председательствующий уточняет мнение всех участников и только после этого выносит решение о повторном разбирательстве.

Важно! Возобновление судебного следствия после удаления председательствующих в совещательную комнату не проводят.

Окончание прений

Чтобы на решение судей влияли только обстоятельства, заслушанные в деле, они, согласно ст. 295 «Удаление суда в совещательную комнату для вынесения приговора» УПК РФ, обязаны сразу после завершения прений и последнего слова обвиняемого уйти в комнату совещаний. Это правило оглашается председателем перед участниками заседания.

Присутствующим объявляют время, в которое будет оглашено решение.

Примечание. Судья должен примерно понимать объем уголовного дела и рассчитывать время, которое ему понадобится для вынесения вердикта.

Заключение

Стадия прений нацелена на подведение итогов и изложение сформировавшегося о заслушанном деле мнения.

Она позволяет избежать ошибок при фиксации позиций участников в протоколе заседания, дает шанс внести важные поправки относительно фактов, упущенных в ходе следствия.

Судья глубже понимает позиции сторон и закрепляет свои убеждения именно после окончательных высказываний обвиняемого и обвинителя.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:
 

+7 (499) 450-39-61
8 (800) 302-33-28

 

Это быстро и бесплатно!

Источник: https://prava.expert/uk/sud/chto-takoe-preniya-storon-v-ugolovnom-protsesse.html

Прения сторон в уголовном процессе: участие адвоката-защитника

Прения сторон в уголовном процессе: что такое в 2020 году?

Тема настоящей статьи – участие адвоката-защитника в прениях сторон по уголовному делу.

Прения сторон

Прения сторон являются одним из важнейших элементов судебного разбирательства уголовного дела. «Судебные прения – одна из частей судебного заседания, где стороны наиболее активно реализуют свое право на отстаивание собственной позиции по уголовному делу. Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника… Судебные прения есть состязание сторон в споре»[1].

Участие защитника в судебных прениях должно оказывать существенное влияние на формирование убеждений судей и присяжных заседателей при оценке судом всех обстоятельств дела. На этом этапе подытоживается вся напряженная, кропотливая работа, проведенная на предыдущих стадиях.

Участие в судебных прениях дает защитнику возможность подвергнуть развернутой критике версию обвинения и изложить суду все доводы в пользу подсудимого.

При этом, не боясь затрагивать острые вопросы, защитнику необходимо помнить, что ценность критики в ее правдивости, в общественной значимости поднимаемых вопросов.

Как и вся судебная деятельность защитника, участие в прениях имеет целью убедить судей в правильности позиции защитника, склонить их к благоприятному для подсудимого решению.

Участие в судебных прениях — важное право сторон и предпосылка постановления правосудного приговора.

Защитительная речь адвоката

Адвокат, выступающий в прениях, произносит речь, называемую «защитительная речь». Это вид судебной речи. По определению Т.Л. Живулиной и С.В. Травина «судебная речь — это публичное выступление, которое представляет собой изложение выводов оратора по конкретному делу и его возражения оппоненту» [2].

В каждом отдельном случае содержание речи адвоката определяется конкретными задачами защиты по делу, которые, в свою очередь, обусловлены характером преступления и другими особенностями дела, а также собранными доказательствами. Но независимо от обстоятельств дела каждая речь защитника включает в себя определенные составные части такие как:

  • позиция по делу;
  • вступление;
  • анализ и оценка доказательств;
  • данные, характеризующие личность подсудимого;
  • анализ причин, способствовавших совершению преступления;
  • вопросы, связанные с применением наказания или освобождения от него;
  • вопросы, связанные с разрешением гражданского иска;
  • заключение.

В защитительной речи внимание суда обращается, прежде всего, на обстоятельства, оправдывающие, исключающие или смягчающие ответственность подсудимого. Но при этом адвокат должен также подвергнуть критическому разбору доводы и доказательства, на которые ссылается обвинение. Свою речь защитник строит так, чтобы полемика не перерастала в личные выпады против процессуального противника.

Тщательно подготовленная и искусно произнесенная защитительная речь имеет большое общественное значение.

Если обвинение необоснованно, оно подвергается защитником критике, в которой показывается и общественная опасность уголовного преследования за недоказанное преступление.

  Полномочия защитника в уголовном процессе

Если же защитник обвинение не оспаривает, то его дополнения к тому, что сказал или забыл сказать об опасности преступления обвинитель, будут не чем иным, как нарушением обязанностей по защите, переходом на позицию обвинения.

Рассматривая вопрос о пределах доказывания участников судебных прений, нельзя не остановиться на случае отказа прокурора от обвинения. При отказе прокурора от поддержания обвинения задача защитника упрощается.

Не смотря на то, что такой отказ для суда обязателен м влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (часть 7 статьи 246 УПК РФ), защитник должен не просто присоединиться к прокурору, а произнести развернутую защитительную речь и обстоятельно разобрать в ней все доводы и доказательства. При этом защитник может изложить в пользу подсудимого то, чего не сказал отказавшийся от обвинения прокурор. Они могут расходиться в мотивах и основаниях, по которым должен быть вынесен оправдательный приговор. Эти расхождения защитнику необходимо осветить и свой вывод аргументировать в речи.

Процессуальная позиция и содержание защитительной речи предопределены процессуальной функцией защитника. Защитник нужен в процессе для защиты. Поэтому приходится решительно возражать против речи, в которой защитник просит вынести более мягкий обвинительный приговор, в то время как подсудимый виновным себя не считает.

В судебной практике встречаются случаи, когда подсудимый перед судебными прениями отказывается от защитника по мотиву несогласия с его позицией.

Такие явления не содействуют осуществлению правосудия, а поэтому нельзя ограничиться констатацией того, что в этом случае подсудимый сам вправе произнести защитительную речь в судебных прениях.

Подсудимый отказывается от защитника, потому что еще в судебном следствии выявилось его нежелание или неспособность вести защиту. Это не добровольный, а вынужденный отказ от защитника, и при такой ситуации необходимо обеспечить его замену.

Произнесение полноценной защитительной речи (особенно по сложному делу) требует тщательной подготовки. Суд обязан удовлетворить ходатайство защитника о предоставлении времени, необходимого для подготовки речи.

Как отмечалось выше, защитник выступает в судебных прениях после государственного или частного обвинителей, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей.

Такой порядок прений благоприятствует установлению истины и обеспечению права на защиту.

Отступление от вытекающего из уголовно-процессуального закона порядка судебных прений является нарушением права обвиняемого на защиту.

По делам, в которых участвует несколько защитников, они сами должны обсудить очередность произнесения защитительных речей и в письменной форме представить суду свое предложение. Обсуждая данный вопрос, необходимо стремиться к тому, чтобы выступления защитников представляли собой стройное изложение защитительных доводов, а не нагромождение случайно следующих друг за другом речей.

При противоречивых интересах подсудимых каждый из них обязательно обеспечивается защитником. Поскольку в таких ситуациях не исключена дискуссия между защитниками, сначала должны выступать те из них, которые могут опровергнуть необоснованные утверждения других подсудимых.

При таком порядке создаются наилучшие условия для защиты последних, их защитники получают возможность оспаривать не только доводы обвинителей, но и других защитников. Если этот порядок не нарушается в предложениях защитников о последовательности их выступлений в прениях, он должен быть принят судом.

В том случае, когда защитники предлагают отступить от такого порядка или не пришли к соглашению, последовательность произнесения защитительных речей определяется судом.

Адвокату очень важно придерживаться строгих рамок делового спора, стремиться ограничить защиту тем минимумом, который действительно необходим для опровержения обвинения или смягчения ответственности подзащитного.

Не имея достаточных оснований, защитник не вправе перекладывать вину подзащитного на других лиц или, приуменьшать ее за счет отягчения вины последних. Тем более, недопустимо ухудшать положение других лиц, когда этого не требуют интересы подзащитного.

Конечно же, в своей защитительной речи адвокат не может оставить без возражения необоснованные утверждения о подзащитном со стороны других обвиняемых или их защитников. Однако он призван защищать, а не обвинять кого-либо и не должен выполнять не свойственные ему функции.

Поэтому мы полностью согласны с мнением Т.Л. Живулиной и С.В. Травина, которые считают, что защитник должен быть предельно тактичным и сдержанным в отношении тех обвиняемых, против которых направлена его аргументация.

Читайте также:  Преднамеренное банкротство. ст. 196 ук рф в 2020 году: признаки, ответственность

Недопустимо ухудшать положение других лиц, когда это не вызывается крайней необходимостью [3].

В связи с этим уместно сослаться на пример, приведенный вышеуказанными авторами.

«В одном из процессов, — рассказывают они, — адвокаты, представлявшие интересы подсудимых, позиции которых противоречили друг другу, так разошлись в пылу красноречия и желания постоять за интересы своих подзащитных, что взяли на себя роль прокурора и в прениях указывали даже на те обстоятельства, которые не упоминались представителем обвинения. Воспользовавшись правом реплики, последний сказал, обращаясь к суду: «Уважаемый суд! Не только я, но и представители защиты убедительно доказали Вам, что лица, находящиеся на скамье подсудимых, виновны» [4].

Обвиняемые могут оговаривать друг друга, но борьба между ними не должна, влечь такой же борьбы между их защитниками. Отношения между адвокатами, защищающими обвиняемых с противоречивыми интересами, должны отличаться сдержанностью и уважением к товарищу по защите, что воспринимается как проявление скромности, которая всегда украшает оратора и порождает к нему доверие.

  Участие защитника в судебном разбирательстве уголовного дела

Поскольку разобщенность между защитниками ослабляет защиту, защитники, если материалы дела позволяют, должны стремиться к единству и координации усилий по защите.

Защита в процессе с несколькими подсудимыми — это не обособленные выступления отдельных защитников, а целеустремленная коллективная деятельность всех представителей защиты.

Противоречивые интересы подсудимых не исключают солидарности защитников в отстаивании положений, относящихся к защите всех или ряда подсудимых. Это касается не только защитительных речей, но и заявлений и ходатайств.

Например, ходатайство одного защитника может иметь важное значение для всего дела, и тогда оно в той или иной мере касается всех участников процесса, В таком случае несколько защитников могут поддержать ходатайство, хотя не к каждому из их подзащитных заявленное ходатайство имеет непосредственное отношение.

Суд не может ограничивать продолжительность судебных прений. Очень важно и то, что суд не должен допускать ограничений участникам судебных прений при изложении ими доводов по существу обвинения.

Однако председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми (часть 5 статьи 292 УПК РФ)

Вместе с тем, в защитительная речь адвоката нередко связана с высказываниями по разнообразным вопросам, не имеющим, казалось бы, прямого отношения к рассматриваемому делу, но, в сущности, тесно связанным с ним.

В данном случае, если председательствующий спешит остановить всякое общее рассуждение защитника, как не имеющее отношения к делу, защитник вправе заявить свои возражения и просить о занесении их в протокол судебного заседания (часть 3 статьи 243 УПК РФ).

Но чем большая свобода действий предоставляется адвокату, тем обдуманнее он должен пользоваться ею.

Последнее слово подсудимого отличается от его объяснений в ходе судебного следствия. Вместе с тем последнее слово входит в состав защиты, является ее продолжением. Поэтому защитник должен посоветовать подсудимому, что и как сказать в последнем слове.

Литература

  1. Володина Л.М., Сидорова Н.В. Уголовный процесс. Учебно-методический комплекс.- Тюмень: Издательство ТюмГУ, 2002. С. 358.
  2. См.: Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов. Под ред. Е.Ю. Львовой. – М.: Юристъ, 2000. С.110.
  3. См.: Там же. С. 114.
  4. См.: Там же. С. 114.

Источник: https://advokatsidorov.ru/preniya-storon.html

Судебные прения

Выдержки из выступления  адвоката Голубева в прениях по делу по обвинению по ст. 228 . 1 УК РФ

Уважаемый суд!

К. предъявлено обвинение в совершении двух эпизодов сбыта наркотиков, которые по версии следствия имели место 7 октября _______ года в 18 часов 40 минут и в 19 часов 40 минут.

Обвинение считает, что оба эпизода доказаны материалами проверочной закупки и другими доказательствами.

Однако анализ материалов уголовного дела и результатов судебного следствия позволяет защите утверждать, что вина К. следствием не доказана, а выносить приговор  исключительно на признании вины моей подзащитной суд не имеет права.

Вина моей подзащитной ничем иным, кроме признания и не подтверждается.

Так, оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» проведено с грубейшими нарушениями закона и процедуры, а потому его результаты с точки зрения уголовного процесса ничтожны.

А при производстве предварительного расследования допущено столько нарушений и, по мнению защиты, фальсификаций, что, даже предположив, что К. все же совершила оба деяния, вину ее нельзя считать доказанной.

Вынесение обвинительного приговора в таких условиях противоправно.

Начнем анализ материалов дела с постановления о возбуждении уголовного дела (т. 1, л.д. 1). Если верить тому, что написано в постановлении, то получается, что следователь Ш. вынесла постановление в 22 часа 15 минут 07.10.___ г., а копию постановления направила прокурору в тот же день в 22 часа 30 минут.

Однако это не соответствует действительности, поскольку из показаний, полученных в суде от сотрудников полиции, производивших проверочную закупку, собиравших первоначальный материал, следует, что ушли из квартиры К. они значительно позже 22 часов. Судя по их показаниям, среди них на месте задержания моей подзащитной и на месте оформления материала был кто угодно, но следователя Ш. не было.

Значит,  получить материал и возбудить уголовное дело в 22 часа 15 минут следователь не могла физически.

В материалах дела на л.д. 13 т. 1 имеется уведомление о возбуждении уголовного дела. И оно, якобы направлено моей подзащитной. На самом деле такого отправления в природе не было, его никто не получал. Да и отправить его 07.10.

____ после 22 часов было невозможно. Мало того, следователь не мог знать вечером 7 октября номера уголовного дела, поскольку группа учета начала бы при обычных условиях работать только утром ___ октября, но это нерабочий день.

Это косвенное подтверждение фальсификации, имевшей место с первого дня расследования. Это сомнение в законности возбуждения дела, но сомнение, не устраненное стороной обвинения, а потому толковаться оно должно исключительно в пользу моей подзащитной.

Еще одно сомнение в дате возбуждения уголовного дела основано на имеющемся в материалах рапорте об обнаружении признаков преступления, на основании которого, собственно, возбуждено уголовное дело.

Защита уже обращала внимание суда на тот факт, что, судя по штампу на этом документе, рапорт на основании которого, якобы, возбуждено данное дело, зарегистрирован в книге учета сообщений ОВД _____ района Москвы за № _____ от _______ (л.д. 18).

В связи с тем, что рапорт зарегистрирован через несколько месяцев после возбуждения дела, опять же возникает обоснованное сомнение в законности самого возбуждения уголовного дела.

Для устранения такого сомнения и проверки законности возбуждения уголовного дела защита просила суд истребовать в  ОВД   и обозреть в судебном заседании книгу учета сообщений за ______ год или затребовать надлежащим образом заверенную копию листа, на котором имеется запись за № ____. В удовлетворении ходатайства было отказано, тем самым сомнение не устранено.

Наличие в деле рапорта следователя о том, что со слов неизвестного  и не определенного однозначно в материалах дела работника ОВД, якобы, имела место техническая ошибка – мол, поставили случайно не ту дату, не устраняет обоснованных сомнений в техническом характере ошибки.  В данном рапорте следователь пишет (л.д. 207 т.1), что она позвонила по телефону и узнала про эту ошибку. Я даже не буду комментировать доказательное значение такого рапорта.

По мнению обвинения вина моей подзащитной подтверждается в числе прочего документами, полученными в результате оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». В частности, делаются ссылки на постановление о проведении проверочной закупки (т. 1 л.д. 15), на протоколы личного досмотра П., в ходе которых она выдала вещество, приобретенное при закупке, и ряд других.

Защита считает, и это нашло свое подтверждение в ходе судебного следствия, что оперативно-розыскное мероприятие (далее — ОРМ) проведено с нарушением закона, а фиксация его результатов произведена таким образом, что не дает гарантии достоверности полученных результатов.

Само постановление о проведении проверочной закупки является фальсификацией.

Так, на допросе в суде свидетель П-н показал, что оперативное мероприятие начали проводить на основании информации о том, что сбытом занимается хозяйка квартиры (К-а), а лишь на месте выяснилось, что той дома нет. Поэтому произвели закупку у моей подзащитной.

Это, кстати, соответствует показаниям К.  о том, что сначала Юля П. договорилась о купле-продаже с Н-, а лишь по причине отъезда Н- к больному мужу, та попросила мою подзащитную передать наркотик Юле.

Несколько отвлекаясь от анализа ОРМ, обращу внимание суда на то, что К-а на момент задержания не имела своих денег, не было у нее собственных наркотиков.

—-

Возвращаюсь к анализу ОРМ. Критически надо отнестись к показаниям свидетеля С-о, за подписью которого изготовлено постановление о проведении ОРМ. Он, например, заявил суду, что данное постановление изготавливают, якобы, в единственном экземпляре и в случае передачи его следователю, в оперативном подразделении ни копии, ни иных следов данного документа не остается.

К сожалению, С-о ввел суд в заблуждение, а сказанное им не соответствует действительности и имеет единственную цель – скрыть истинную информацию о незаконности представленного суду постановления о проверочной закупке.

Копия данного постановления остается в документах оперативного подразделения и, в частности, хранится в деле оперативного учета. Больше того, в соответствии со ст. 21 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» этот документ может в любой момент у господина С-о истребовать надзирающий прокурор.

А в единственном экземпляре изготавливают только те документы, что остаются в оперативном подразделении. Например, постановление о рассекречивании ОРМ (см.

: Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13 мая 1998 г.

N 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд»).

Поскольку рассматриваемый документ визируется у руководителя ——

С учетом изложенного у защиты имеются все основания утверждать о том, что от суда скрыли постановление, на основании которого началось данное ОРМ.

Соответственно, рассматриваемое нами ОРМ начато без разрешения, проведено незаконно.

Имеющееся в деле постановление изготовлено уже после начала ОРМ, а, значит, ничтожны полученные в результате этого ОРМ доказательства, включая производные (в том числе заключение экспертизы).

Чтобы не возвращаться к анализу показаний свидетеля С-о, обращаю внимание суда и на то, как он попытался объяснить наличие в деле двух рапортов оперуполномоченного Г-а, —

Обратимся к  протоколу осмотра денежных средств, которые значатся по делу как вещественные доказательства вменяемого в вину подзащитной второго эпизода. Из этого протокола следует, что в период с 19 часов 05 минут до 19 часов 20 минут купюры осмотрены старшим лейтенантом М в присутствии понятых К  и Ж (протокол осмотра — л.д. 33-37).

Я уже обращал внимание суда на тот факт, что  из л.д. 29-32 следует, что в то самое время  с 19-00 по 19-15), тем же сотрудником милиции, при тех же самых понятых проводился личный досмотр гражданки П-й (протокол личного досмотра — л.д.

29 – 32).  Все это свидетельствует о фальсификации доказательств. А также о наличии не устраненных сомнений в их достоверности. Хотя суд не признал эти доказательства недопустимыми, основывать обвинительный приговор на них все равно нельзя.

—-

Защита настаивает на том, что по отношению к К. имела место провокация.

Ведь сотрудники, действуя через гражданку П-у, согласившуюся в обмен на прекращение в отношении нее уголовного преследования  сотрудничать с опреативными работниками МВД, спровоцировали мою подзащитную на совершение преступления в виде сбыта наркотических веществ в нарушение статьи 228.1 УК РФ. Тем самым нарушены положения статей 8 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.).

Не меньше вопросов с экспертизой. Я не исключаю, что на исследование к экспертам попало наркотическое вещество. Однако то ли это вещество, что было по поручению К-й передано моей подзащитной гр-ке П. – обвинение суду не доказало.

Однако поверить в то, что сотрудники милиции забыли обстоятельства мероприятия, проведенного полгода назад, показания о котором они давали следователю три месяца назад, очень сложно.

И совсем невозможно  поверить в то, что при аналогичных обстоятельствах все случившееся забыла даже П-а, которая первый и единственный раз таким образом помогала полиции. Такие события люди помнят в мельчайших деталях всю свою жизнь.

Мне хотелось бы обратить внимание суда на тот факт, что в деле вообще нет доказательств – наркотического вещества, которое, якобы, продала моя подзащитная. Свидетельством тому отказы в его осмотре на предварительном следствии, отказы в его осмотре в ходе судебного следствия и, наконец, имеющаяся на листе дела 206 квитанция о приеме на хранение наркотических средств.

Читайте также:  Срок давности за убийство в рф в 2020 году: есть ли, сколько лет?

Согласно данной квитанции за № 018275 следователь З-а передала на хранение два конверта, в каждом из которых по 0,01 гр. наркотического вещества, а в вину моей подзащитной вменяется, что у нее дважды приобрели по 0,03 гр наркотика.

Но я хочу обратить внимание суда даже не на вес сданного наркотического вещества, а на то, что сдано оно по делу, где обвиняемыми проходят …

Не случайно экспертиза показала, что состав наркотикосодержащей смеси в каждом из пакетиков отличается друг от друга.  По мнению защиты данный вывод экспертизы свидетельствует о том, что наркотики имеют разное происхождение.

Продолжу по поводу имеющихся в деле фальсификаций.

Напомню, что суд отказал защите в назначении почерковедческой экспертизы по подписям, выполненным от имени П-й, в связи с преждевременностью заявленного ходатайства, а когда защита просила предоставить копии документов для получения ею самой заключения специалиста, то суд согласился с утверждением гособвинителя, что такие копии защите давать не следует, поскольку, мол, защита сама не сможет получить достаточное количество образцов подписи П-й. Однако это уже были мои, адвоката проблемы. Я или специалист имели право попросить П-у выполнить образцы подписей, а она имела право предоставить их, а вот суд, не имел права необоснованно вставать на сторону обвинения, лишать защиту возможности доказать наличие в деле подложных доказательств.   

В результате получается, что так и не  устранены сомнения в подлинности материалов предварительного следствия. В этой связи снова обращусь к показаниям П-й – она  пояснила в ходе судебного следствия на вопросы адвоката, что ее допрашивал следователь только один раз – сразу после задержания. Все пояснили, что допрос проводился в территориальном отделе милиции.

Значит, имеющиеся в материалах предварительного следствия протоколы их допросов, которые, якобы, произведены в помещении  ГСУ ГУВД Москвы, ни что иное, как очередная фальсификация.

По своему хитрят и Н-ва с ее гражданским мужем – Б.  Они скрывают свою причастность к незаконному обороту наркотиков. С другой стороны, их показани,я хотя не подтверждают показаний моей подзащитной напрямую, но косвенно свидетельствуют о ее правоте. Так, …

У суда была возможность убедиться в том, что моя подзащитная находилась фактически в рабстве у Н-, которая ее эксплуатировала за дозы наркотиков.

 Тот факт, что она выступила в роли орудия преступлений, совершаемых Н-, говорит об отсутствии в ее деянии состава преступления.

Однако процессуальные нарушения по делу таковы, что я уже не уделяю внимания квалификации деяния К-ой. Она и без того подлежит оправданию по всем пунктам предъявленного обвинения.

Анализ материалов дела и показаний, полученных в суде, можно было бы продолжить, но в этом уже нет смысла, поскольку того, что сказано выше достаточно для полного оправдания моей подзащитной.

==============================================

Таким образом, обвинение полностью опровергнуто материалами уголовного дела, исследованными в ходе судебного заседания.  Моя подзащитная в действительности всего лишь один раз передала П-ой некое вещество.

 Она этого и не отрицала. Она считала, что это героин.

Она  до последних дней надеялась на то, что суд осудит ее за этот проступок и одновременно  разберется и признает незаконными доказательства якобы имевшей место первой закупки.

Прения сторон в уголовном процессе: что такое в 2020 году?

Таким образом, нельзя однозначно утверждать, что в содеянном К-ой имеется состав именно ст. 228  УК РФ, а не иной, например, 159 УК РФ.

Суд не вправе подменять собой обвинение и исправлять недоработки следствия, в связи с чем прошу суд признать подсудимую невиновной в предъявленном ей обвинении и оправдать.

В тоже время прошу суд обратить внимание на порочную практику правоохранительных органов, которые вместо нормальной работы занимаются добыванием количественных показателей, чем фактически способствуют распространению наркомании.

В связи с грубейшими нарушениями, допущенными правоохранительными органами на досудебных стадиях прошу суд воспользоваться своим правом, предусмотренным ч. 4 ст.

29 УПК РФ и в соответствии с требованиями Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» отреагировать «путем вынесения частных определений (постановлений) на установленные в ходе судебного разбирательства причины и условия, способствовавшие совершению преступлений, а также на недостатки в деятельности органов дознания и предварительного следствия по выявлению организаторов преступных группировок, источников приобретения наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ и каналов их сбыта».  

Адвокат ________    Голубев Владимир Васильевич

«__» марта 20__ г.

Источник: https://www.xn—-7sbafcdfeo9bo5ae7ct.xn--p1ai/preniya.html

Вс напомнил о необходимости равноправия сторон в процессах

Контекст

Допросивший сам себя гаишник проиграл дело в ВС РФВС подтвердил, что адвокат может скрыть имя клиента при запросеВС РФ отказался пересматривать спор Усманова и Навального

  • Верховный суд (ВС) РФ напомнил о необходимости соблюдать равноправие и состязательность сторон при рассмотрении уголовных дел в общем порядке, передает корреспондент РАПСИ с пленума суда.
  • «Судебное разбирательство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, суд, рассматривая дело в общем порядке судопроизводства, обязан создать все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, в том числе по представлению доказательств», – отмечает высшая инстанция.
  • Пленум разъяснил российским судам ряд нюансов, возникающих при рассмотрении уголовных дел в первой инстанции.
  • Время на консультацию

ВС отметил, что суды должны давать обвиняемому время на консультацию с защитником после того, как подсудимому будут оглашены его права.

Правда, на такой шаг со стороны судей можно рассчитывать, если заявить соответствующее ходатайство.

  1. «Председательствующий после разъяснения прав по ходатайству подсудимого предоставляет ему время для консультации с защитником», – говорится в проекте пленума.
  2. При этом суды должны разъяснить обвиняемому не только права, перечисленные в статье 47 УПК РФ, но и другие, например, право ходатайствовать об участии в прениях сторон наряду с защитником или выступить с последним словом, указывает ВС РФ.
  3. Бремя прокуратуры

Бремя опровержения утверждений защиты о недопустимости доказательств ложится на плечи гособвинения, указывает высшая инстанция. В ходе процесса работают те же правила, что и на предварительных слушаний, поясняет она.

  • «Судам следует иметь в виду, что установленные в части 4 статьи 235 УПК РФ для предварительного слушания правила, согласно которым при рассмотрении ходатайства стороны защиты о признании доказательства недопустимым на том основании, что оно было получено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, бремя опровержения доводов стороны защиты возлагается на государственного обвинителя, а в остальных случаях – на сторону, заявившую ходатайство о признании этого доказательства недопустимым, распространяются и на судебное разбирательство», – говорится в проекте пленума.
  • ВС поясняет, что при решении таких вопросов судья должен выяснять, в чем конкретно выразилось нарушение требований уголовно-процессуального закона – несоблюдение порядка, сбор доказательств ненадлежащим лицом или получение их в ходе действий, не предусмотренных процессуальными нормами.
  • Допрос экспертов
  • ВС отметил, что суды не должны отказывать защите в допросе специалистов, которые могли бы пролить свет на существенные для разрешения дела вопросы.

«Обратить внимание судов на то, что в соответствии с частью 2.

1 статьи 58 УПК РФ стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в судебном разбирательстве специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, если не имеется предусмотренных статьей 71 УПК РФ оснований для его отвода. С учетом положений уголовно-процессуального закона о равенстве прав сторон в удовлетворении такого ходатайства не может быть отказано и стороне обвинения», – указано в проекте пленума.

ВС также отмечает необходимость сразу решать существенные для дела вопросы – о вызове новых свидетелей, поиске новых доказательств, привлечении к делу новых участников.

«Если сторонами заявлены ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, а также ходатайства, связанные с определением круга участников судебного разбирательства и движением дела (о признании потерпевшим, гражданским истцом, о приостановлении, отложении либо прекращении дела и др.), то по смыслу положений статей 271 и 291 УПК РФ они разрешаются непосредственно после их заявления и обсуждения», – сказано в документе.

  1. ВС пояснил, что судья может отказать в удовлетворении таких ходатайств, если поставленные в нем вопросы не могут быть решены сразу, но при этом необходимо разъяснить участнику процесса право на обращение со своей просьбой повторно, уже в ходе дальнейшего слушания.
  2. Смягчение обвинения
  3. ВС разъяснил, что в случае отказа прокуратуры от обвинения либо его смягчения суд обязан прислушаться к мнению гособвинения.
  4. «В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя», – указано в пленуме.

Вместе с тем ВС напоминает, что гособвинитель должен изложить суду мотивы изменения своей позиции со ссылкой на предусмотренные законом основания. А суд обязан, в соответствии с требованиями о состязательности, заслушать и мнение защиты об обоснованности нового взгляда на дело со стороны прокуратуры.

Ирина Тумилович

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20171130/281089665.html

Вс предписал давать подсудимым больше времени на общения с адвокатами

Верховный суд России дважды обратил внимание людей в мантиях на важный момент: если подсудимому не позволили толком защищаться, приговор должен быть отменен.

Например, человеку надо дать возможность тщательно подготовиться к своему последнему (в процессуальном смысле) слову. Спешка здесь правосудию не в плюс.

А когда подсудимому важно проконсультироваться по ходу дела с адвокатами, слишком урезать время общения тоже нехорошо.

Высшая судебная инстанция включила подобные разъяснения в два своих свежих обзора: «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 года» и «Обзор практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации за второе полугодие 2013 года».

И в том, и другом случае работа над ошибками проведена на примере одного дела: некий М. был осужден в Санкт-Петербурге за взятку. Суд первой инстанции назначил ему 9 лет лишения свободы и 236 миллионов 250 тысяч рублей штрафа.

В апелляции же защита подсудимого смогла доказать, что в ходе первого процесса по-настоящему защищаться ему не дали.

Верховный суд позволил оставлять под домашним арестом на даче

«Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебных прений подсудимый М.

в связи с необходимостью проанализировать речь государственного обвинителя, аргументированно ответить на его доводы ходатайствовал о предоставлении ему достаточного времени для подготовки к выступлению в судебных прениях совместно с защитником, — говорится в обзоре судебной практики Верховного суда России. — Председательствующий частично удовлетворил ходатайство подсудимого, предоставил ему один час для подготовки, но без защитника. После возобновления прений адвокат подсудимого заявил об ущемлении права подсудимого пользоваться помощью защитника и просил занести это заявление в протокол судебного заседания, председательствующий данное заявление оставил без внимания и возможность проконсультироваться с защитником перед выступлением в прениях М. не предоставил».

Не дали подсудимому и собраться с мыслями перед последним словом. Когда настал момент говорить, М. заявил, что не готов пока держать речь, так как ему необходимо проконсультироваться с адвокатом. Поэтому попросил отложить судебное разбирательство на другой день.

Однако суд ни заседание не перенес, ни времени на консультацию с защитником человеку не дал.

Может, именно это и помешало подсудимому подобрать нужные слова? Как бы то ни было, «из протокола судебного заседания следует, что осуждённый по существу обвинения в последнем слове ничего не сказал», резюмировал Верховный суд.

«Таким образом, — говорится в обзоре, — право подсудимого М. на защиту судом было нарушено, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст.

38917 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство, поскольку данные нарушения не могут быть устранены судом апелляционной инстанции».

А всем остальным судам дано (причем — дважды) специальное разъяснение: если не обеспечить подсудимому возможности в полном объеме пользоваться правом на защиту, это может быть признано существенным нарушением уголовного закона. Как следствие, приговор рискует не устоять в вышестоящей инстанции.

  • Из обзоров судебной практики
  • III. Процессуальные вопросы
  • 7. Право на защиту
  • Необеспечение подсудимому возможности пользоваться правами, предусмотренными частями 3 и 4 статьи 47 УПК РФ, признано существенным нарушением уголовного закона.

По приговору Санкт-Петербургского городского суда от 23 апреля 2013 г. М. осуждён за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 6 ст. 290 УК РФ.

Читайте также:  Нецелевое использование бюджетных средств. ст. 285.1 ук рф в 2020 году

В апелляционной жалобе осуждённый М. указывал, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства допускались существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в частности ему не было предоставлено достаточное время для подготовки к прениям и отказано в консультациях с адвокатом; отклонено ходатайство о предоставлении времени для подготовки к последнему слову.

  1. Судебная коллегия приговор суда первой инстанции отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда по следующим основаниям.
  2. В соответствии с положениями частей 3 и 4 статьи 47 УПК РФ обвиняемый (подсудимый) вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите, пользоваться помощью защитника, иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, знакомиться со всеми материалами уголовного дела.
  3. Эти требования закона по настоящему делу не выполнены.

Верховный суд разрешил забирать обратно заявление об увольнении

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебных прений подсудимый М.

в связи с необходимостью проанализировать речь государственного обвинителя и аргументированно ответить на его доводы ходатайствовал о предоставлении ему времени для подготовки совместно с защитником к выступлению в судебных прениях. Председательствующий частично удовлетворил ходатайство подсудимого, предоставил ему один час для подготовки, но без участия защитника.

После возобновления прений адвокат подсудимого заявил об ущемлении права подсудимого пользоваться помощью защитника и просил занести это заявление в протокол судебного заседания. Председательствующий данное заявление оставил без внимания и возможность проконсультироваться с защитником перед выступлением в прениях М. не предоставил.

После окончания прений М.

сообщил, что к последнему слову не готов, так как ему необходимо проконсультироваться с адвокатом, просил судебное разбирательство отложить на другой день, однако председательствующим в предоставлении времени и консультации с защитником также было отказано. При этом из протокола судебного заседания следует, что осуждённый по существу обвинения в последнем слове ничего не сказал.

Таким образом, суд нарушил право подсудимого М. на защиту, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38917 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство, поскольку данное нарушение не может быть устранено судом апелляционной инстанции

Определение от 5 сентября 2013 г. № 78-АПУ13-28

Источник: https://rg.ru/2014/03/13/sud-site.html

Судебные прения

Судебные прения – это одна из завершающих стадий любого судебного процесса. По своей сути судебные прения это речи участников процесса по итогам судебного разбирательства. Значение судебных прений велико как в уголовном, так и гражданском процессе. Огромное значение имею судебные прения в суде присяжных. 

 Судебные прения в гражданском процессе

Судебные прения в гражданском процессе заключаются в анализе представленных сторонами доказательств и правовому обоснованию доводов сторон.  Выступления в прениях происходят в порядке установленной законом очередности. Первыми выступает истец или его представитель.

Присутствующий в судебном заседании истец может поручить выступления в прениях своему представителю. После прений истца и его представителя в прениях выступает ответчик и его представитель.

  Если  в деле участвует третье лицо на стороне истца или ответчика, то третье лицо выступает после выступлений той стороны на стороне которой он участвует в судебном заседании. Третье лицо, не заявляющее требований,  выступает после сторон.

Если иск заявлен прокурором в интересах другого лица первым в прениях выступает он. Если прокурор участвует  в деле, в котором его участие является обязательным, то прокурор первым делает свое заключение.

Если в деле участвует представитель государственного органа для дачи заключения, то он выступает в прениях после выступлений сторон и третьих лиц.

Содержание прений должно быть по существу содержать ссылки на доказательства, представленные в судебном заседании.

В идеале в прениях должно быть правовое обоснование, который судья может положить в текст своего решения.

Но если гражданин решил защищать свои права в суде без помощи квалифицированного юриста, суд не будет требовать от вас правового обоснования, поскольку таковое суд должен дать в своем решении.

Выступающий в прениях должен обращаться к суду, а не к участникам процесса. Выступающий не должен ссылаться на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании.

После выступлений в прениях каждый выступавший имеет право на реплики, которые заключаются в парировании доводов другой стороны озвученных в ходе их выступлений. Кроме того, сторона может дополнить свои выступления.

 Судебные прения в уголовном процессе

Судебные прения в уголовном процессе, как и судебные прения, в гражданском процессе проводятся в установленной законом очередности.

Первым в прениях выступает государственный обвинитель.  После речи прокурора в прениях выступает потерпевший и его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. После прений потерпевшего и его представителя  в прениях выступает защитник подсудимого.

Если в судебном разбирательстве участвовал общественный защитник то после защитника –адвоката, выступает общественный защитник. Если в судебном разбирательстве участвует несколько подсудимых и их защитников, несколько потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков то очередность их выступлений устанавливает суд.

На практике защитники между собой сами определяют очередность выступлений.

В настоящее время подсудимый так же имеет право на  выступление в прениях. От этого право подсудимый может и отказаться.

Прения прокурора в уголовном процессе сводятся к анализу доказательств, правовому обоснованию квалификации содеянного подсудимым, опровержению доводов стороны защиты которые высказывались в ходе процесса. В завершении прений прокурор высказывает свое мнение о размере наказания, которое следует назначить подсудимому, какие обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание имеются.

На практике в условиях обвинительного процесса речи прокуроров сводятся к стандартным фразам и формулировкам о доказанности виновности подсудимого, о правильной квалификации им содеянного и о наказании которое он просит назначить суд.

Содержание прений защитника зависит от того признает или нет вину подсудимый в инкриминируемом преступлении. То есть , речь адвоката в прениях во многом зависит от позиции его подзащитного.

Защитник обязан просить оправдать его подзащитного, если последний не признает вину в совершении преступления, в котором его обвиняют, несмотря на наличие очевидных доказательств.

Если подсудимый не признает свою вину, а защитник в своих прениях будет говорить о доказанности вины подзащитного и просить смягчить наказание суд должен будет возобновить судебное следствие в связи с нарушением права на защиту.

  • Если подсудимый признает вину только в части обвинения, то адвоката в своих прениях должен поддерживать позицию подсудимого, то есть просить оправдать его подзащитного в части обвинения которое он не признает и просить о смягчении наказания в части обвинения по которому подзащитный свою вину признает.
  • В случаях подсудимый признает свою вину в предъявленном ему обвинению, но защитник видит, что в действиях подзащитного нет состава преступления, или он не совершал инкриминируемое ему преступление, позиция адвоката в прениях может расходится с позицией его подзащитного.
  • Защитительная речь адвоката сводится к тому, чтобы убедить суд в обоснованности своих доводов в пользу подсудимого.
  • Речь подсудимого в прениях  так же сводится  к обоснованию своей невиновности и анализу доказательств.

После выступлений в прениях каждый участник прений имеет право на реплику. В репликах стороны пытаются опровергнуть доводы, высказанные другой стороной в ходе речи в прениях.

После реплик суд  дает последнее слово подсудимому. Содержание последнего слова подсудимого зависит от того признает ли он свою вину или нет, если признает, то полностью или частично.

В случае полного признания вины подсудимый убеждает суд, что он сожалеет о том что он совершил преступление, просит прощение у потерпевшего, обязуется впредь противоправных действий не совершать и просит суд строго его не наказывать.

Если подсудимый свою вину не признает, то в последнем слове он просит его оправдать по изложенным им и защитником доводам, которые он имеет возможность дополнить.

После последнего слова суд удаляется для вынесения приговора

Источник: https://pershickow.ru/sudebnye-preniya.

Содержание и порядок прений сторон и последнее слово подсудимого

Слушания судебных прений начинаются после окончания судебного следствия.

Если в судебном заседании необходим перерыв для подготовки к выступлению, участники судебных прений могут ходатайствовать об объявлении такого перерыва: если дело состоит из нескольких эпизодов, в связи с изменением показаний кого-либо из допрошенных, а также при возникновении новых, не исследованных доказательств. Участники прений должны сконцентрироваться на своих выступлениях, как правило, их ходатайства удовлетворяются. Не стоит забывать, что судебные прения, кроме своей основной функции, имеют большое воспитательное воздействие, поэтому необходимо обеспечить условия участвующим в прениях. Прения – это итог судебного следствия, где даются анализ и оценка, связанных с делом доказательств. Мнения по вопросам, которые будут играть важную роль при вынесении приговора, должны быть обоснованными, четкими, грамотными.

Замечание 1

От того насколько правильно будут выстроены судебные прения, зависит завершение  уголовного дела. Суд еще раз подвергает оценке все выводы и заключения, сделанные в ходе судебного заседания.

Порядок судебных прений

Определение 1

Судебные прения – это две основные речи: обвинителя и защитника, прокурора и адвоката.

Если рассмотрение дела проходит без участия адвоката, в роли защитника выступает подсудимый, защищая себя сам.

В прениях сторон могут принимать участие: потерпевший или его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик, подсудимый  имеют право направить ходатайство об участии в прениях суда.

Суд удовлетворяет эти ходатайства, на основании статей  Уголовно-процессуального кодекса, где в части «Предварительное расследование» указано, что вышеперечисленные лица имеют право участвовать в судебных прениях, отстаивая свои законные права и интересы.

Замечание 2

Суд устанавливает порядок судебных прений. Однако законом установлено, что первым выступает обвинитель, а затем адвокат.

По делам публичного и частно-публичного обвинения выступает прокурор, потерпевшему может быть предоставлено слово в прениях, по делам частного обвинения выступает потерпевший. Первым выступает гражданский истец, после него – ответчик. Последним всегда выступает защитник и подсудимый.

В законе говорится, о том, что участвующие в прениях стороны не могут ссылаться на доказательства, которые не изучались судом. А это значит, что суд выносит свое решение только, опираясь на те доказательства, которые были исследованы.

По времени участники прений не ограничены. Но председательствующий может останавливать выступающих в прениях, если они излагают факты, не связанные с делом или представляют недопустимые доказательства.

Действия председательствующего должны быть внесены в протокол.

Замечание 3

После того, как речи произнесли все участники судебного разбирательства, можно выступить с репликой по поводу произнесенного. Право реплики есть у всех, кто участвовал в прениях сторон. Право последней реплики принадлежит подсудимому или защите.

Участники прений в суде по их завершению могут предоставить суду формулировки решений по вопросам, решаемым в приговоре, но это должно произойти до момента удаления судей в совещательную комнату.

Предложения подаются в письменной форме, они не имеют обязательной силы, но позволяют судьям еще раз обратить внимание на позицию представителя той или иной стороны при вынесении приговора.

Предложения приобщаются к протоколу судебного заседания.

Последнее слово подсудимого

После того, как прения сторон закончились, председательствующий предоставляет последнее слово подсудимому. Во время его выступления с последним словом вопросов не допускается. Подсудимый может сказать все, что считает необходимым, до вынесения приговора.

Если при этом выясняются новые обстоятельства, которые могут существенно повлиять на исход дела, суд обязан возобновить судебное следствие.

После исследования вновь появившихся обстоятельств, суд возобновляет судебные прения и последнее слово подсудимому вновь предоставляется.

Замечание 4

У последнего слова нет ограничений во времени, однако председательствующий может остановить подсудимого при изложении им фактов, не касающихся уголовного дела. 

Особые случаи возобновления судебного следствия

Судебное следствие может быть возобновлено в особых случаях, предусмотренных законодательством:

  1. Если суду сообщено о новых обстоятельствах, ранее не известных, имеющих существенное значение.
  2. Если участники судебных прений изъявляют желание предоставить суду новые доказательства.

Тогда суд выясняет мнение всех участников судебного разбирательства, обсуждает данную ситуацию и принимает решение о возобновлении судебного следствия. После исследования новых фактов по делу, суд объявляет о том, что возобновленное следствие окончено, и открывает прения сторон, предоставляет последнее слово подсудимому.

Тогда приговор суда будет основан и на доказательствах, исследованных в ходе возобновленного следствия. Законом предписано удаление суда в совещательную комнату сразу после произнесения последнего слова подсудимым. Перед удалением суда участники получают информацию о времени оглашения приговора.

Участвующие в деле лица имеют право присутствовать при оглашении приговора. Суду потребуется время, чтобы  обсудить все вопросы, которые подлежат разрешению при постановлении приговора, изложить приговор в письменной форме, проверить и подписать, учитывая объем уголовного дела, его сложность и количество подсудимых.

Оглашать приговор раньше объявленного времени не допускается.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/ugolovno-protsessualnoe-pravo/prenija-storon-i-poslednee-slovo-podsudimogo/

Ссылка на основную публикацию