Кто такой смотрящий в криминальном мире и на зоне в 2020 году?

В тюремной иерархии не так уж много мастей, зато уже внутри них существует еще много делений по «специализации». Так вот, одной из самых редких «специальностей» на зоне является функция штатного киллера.

Это особенные люди, которых к тому же осталось в настоящее время уже не так и много. Убивают они не от врожденной жестокости, корысти или забавы ради. Нет. Они убивают по тюремным понятиям и законам, то есть по вынесенному судом приговору.

Только суд этот называется сходняк.

Прежде чем подробно поговорить о палачах на зоне, расскажем, при каких обстоятельствах на зонах и в следственных изоляторах происходят убийства. В последнее время все чаще зэков убивают сотрудники спецучреждений.

Связано это с тем, что российские зоны «краснеют» и администрация упивается властью. Забивают зэка насмерть или просто из-за немотивированной жестокости отдельного сотрудника, или при вымогании у него (точнее, у его родственников) денежных средств.

Нередко убивают «активисты».

В этом нет ничего удивительного, так как всю грязную работу по «перевоспитанию» спецконтингента-администрация старается свалить на «красноповязочников». А те, как правило, набираются из бандюков-спортсменов, которые силу частенько рассчитать не могут.

Естественно, есть довольно большой процент бытовых убийств. Повздорят два зэка, убивать им не привыкать, нервы ни к черту, вот и выходит «мокрое дело». Еще конечно, находятся порою на зоне враждующие группировки, они также при «разборе» могут друг дружку поубивать.

Еще есть так называемые торпеды. Это, можно сказать, «одноразовые» душегубы. Они убивают открыто и по приказу, потому что «на крючке» у заказчика убийства. Как правило, на этот крючок они попадают за карточные долги.

Заиграли, кончились деньги, проиграл — все, победитель с тобой может сделать, что хочет, если не можешь отдать. В том числе может приказать убить кого-либо. За ослушание приказа «кредитор» может перевести в «обиженку».

Короче говоря, зона — не институт благородных девиц, и убийство на ней — не редкость. Поводы же могут быть разными.

А вот у штатного киллера повод убить железный — это приговор, который выносится на по сути дела, судебном заседании. Только судят человека не судьи в мантиях, а самые авторитетные в воровском мире люди.

Палачи в тюрьмах

Считается, что профессия тюремного киллера появилась почти одновременно с возникновением так называемого воровского закона. То есть в 1930-х в сталинских лагерях. В то время зоны были забиты людьми совершенно разными.

Возникло множество группировок. Но основная борьба, как известно из тюремной истории, развернулась между «черным ходом» и «суками». Которая нередко кончалась массовой резней. Сучьи войны породили и явление тюремных убийц.

В дальнейшем, уже в «мирное» время, особенно активных и жестоких «активистов» резал именно лагерный палач. Кстати говоря, в то время несколько лет в советском законодательстве не предусматривалась смертная казнь.

Поэтому киллер, и так имевший 25 лет срока, ничем не рискуя, резал «сук» открыто! Прямо у всех на глазах. Во многом поэтому была позже введена «расстрельная» статья за «дезорганизацию работы исправительных учреждений».

После этого лагерные киллеры немного успокоились.

Кого на зоне называют палачами

Палачи на зоне, естественно, не занимают руководящих постов, но в лагерной иерархии размещаются весьма высоко. В чем-то их можно назвать правой рукой вора. Карающей дланью. Как уже было сказано, палач убивает по решению сх0дняка.

Авторитетные блатные приговаривают к «вышке» «ссученных», «стукачей», «красных беспредельщиков», иногда «крыс». Времени на исполнение приговора отводится достаточно — до полугода.

Если палач спалится, естественно, следствию должен рассказывать, что убийство — это его личная инициатива.

Если палача следствие успешно разоблачило, он получал новый срок, перережимку, но и на новой зоне все знали, кто он, и пользовались его услугами. Впрочем, как рассказывал один сотрудник ФСИН, разоблачить лагерного палача — дело крайне сложное: «Был в нашей зоне один такой палач.

Естественно, на то мы и оперчасть, чтобы знать, кто есть кто (на самом деле узнать лагерного киллера совсем не сложно, так как они накалывает характерные татуировки — как правило, это палач в колпаке с топором на плахе, реже — оскаленный тигр, еще реже — также оскаленный волк.

Эти атрибутивные тату также пошли еще с 1930-х годов прошлого века. Киллер наносит их обязательно, это очень почетные знаки).

И однажды он совершил убийство по решению сходняка. Но доказательств собрать не удалось, хотя мы точно знали, кто это сделал. А прессовать таких людей бесполезно. У них железная психика, они терпят любую боль. И главное, они настоящие профи в своем деле.

Могут убивать как голыми руками, так и почти всеми подручными предметами — ложками, авторучками, гвоздем, да чем угодно. Но все-таки в основном убийства происходят так — острейший стилет (или даже просто заточенный карандаш) палач загоняет приговоренному в ухо.

Это можно сказать фирменный почерк лагерного палача».

Навыки убийства

Откуда у лагерных киллеров такие специальные навыки убийства? Бывает и так, что они — бывшие солдаты элитных спецподразделений. Но куда чаще свой смертоносный опыт они приобрели уже на зоне. Кто такие киллеры, так сказать, по психотипу? Это очень уравновешенные личности с сильным волевым началом. Не склонные к лидерству, одиночки.

Кстати говоря, «профессию» свою они не то что любят, но гордятся, что ли. Сотрудники спецучреждений рассказывают про таких людей, что они не боятся административных мер — ШИЗО и даже «дубинала». Поэтому единственная возможность для «хозяина» убрать со своей зоны палача, — доказать совершенное им деяние, чтобы перевести на «крытку» или «пожизненку».

Нет? Тогда надо смириться с существованием в твоем ведомстве безжалостного убийцы.

В отличие от гулаговских киллеров, нынешним действительно нужно убить как можно с меньшим шумом (кому охота на пожизненку?). Желательно вообще сделать так, чтобы все выглядело как несчастный случай.

В одной из «черных» колоний Северо-Западного региона восемь лет назад два зэка сгорели на местной промке — в мебельном цехе. В принципе, в цехе этом повсюду опилки, так что кинь окурок, и пожар как пить дать будет. Но сгорели зэки ночью.

Что они в цехе в это время делали? Опер этой колонии уверен, что это было как раз киллерское убийство, но ничего доказать не удалось. Хотя прокуратура копала по-серьезному.

Криминальный авторитет Александр Хабаров

Убийство под несчастный случай с последующим пожаром — очень распространенное явление в последнее время. Кстати говоря, именно на штатных тюремных киллеров «думают» знающие люди многие преступления, которые совершаются в СИЗО и ИК против бандитских авторитетов.

К примеру, киллерским убийством выглядит смерть всем прекрасно известного Александра Хабарова, экс-главы такой организации, как «Уралмаш». Его нашли повешенным в камере в СИЗО №1 города Екатеринбурга.

Такая форма умерщвления — вполне характерна для зоновских палачей, которые хотят исполнить приговор без излишнего шума.

Повешенными находили и других, так сказать, «авторитетных» бизнесменов. Да, и важный факт. Лагерные палачи — элемент старой воровской, с позволения сказать, культуры.

Когда на зону повалили братки-спортсмены и их авторитеты, киллеры взялись и за них. Потому что противостояние блатных и «сук» — это уже архаизм. В моде война блатных и «быков» — спортсменов.

Лагерные палачи принимают в ней самое непосредственное участие.

И последнее. «Профессия» лагерного киллера — вымирающая. Все больше в России «красных» зон, все меньше подлинного «черного хода», все реже устраиваются сходняки по всем понятиям. Возможно, лет через десять-пятнадцать лагерных палачей уже не будет в природе. Но пока они есть. И время от времени действуют.

Источник: http://www.mzk1.ru/2018/01/palach-na-zone/

Кто такой "смотрящий за городом" и чем он занимается?

Термин «Смотрящий», появился в 20-40 годах в основном в тюремной лексике, как жаргонизм. Как начальный пункт «смотрящий за камерой». То есть отвечающий за всю деятельность заключенных в камере, особенно распределение возможных материальных средств. Постепенно применение этого термина и объем начал разрастаться переходить и на другие отрасли жизни. Особое расширение и вхождение этого слова на волю стало возможным после Бериевской амнистии в 1954 году, когда по амнистии вышло из тюрьмы большое количество уголовников.

Именно тогда начали появляться «смотрящие» за населенными пунктами — то есть уголовные элементы к которым стекались общаковые средства. Еще один толчек в развитии этого термина стал возможен в конце 80-тых и начале 90-тых.

Преступные элементы усовершенствовали способы сбора общаковых средств, у смотрящих появились различные помощники, такие как хранители и вертикальная лестница подчинения, уже появились районные, а так же смотрящие за рынками.

Основная задача смотрящих сбор и передача средств в общак, согласование преступной деятельности, поддержка операций и организация антиправительственных демонстраций. Сами смотрящие редко участвуют в преступлениях для них больше подходит статья об ОПГ — организация преступной группировки.

Во многих случаях смотрящие идут на встречу стремящимся сращиваться с ними коррупционерами, вопреки внутренним законам преступного мира.

Смотрящие выбираются и назначаются на воровских сходках, но не безконтрольно. С другой стороны необходимо учитывать, что в 20-30 годах преступная иерархия (в том числе и смотрящие) была создана ВЧК и ГПУ для надежного контроля преступного мира изнутри.

При острой необходимости раскрытия преступления (особенно диверсионного и террористического характера ) смотрящие работают как информаторы силовых структур допущенных к агентурной деятельности.

Прикрыть (подставить других) или не выдавать обычных преступников вполне в силах смотрящего, но в случае диверсий и террористических актов он наоборот обязан мобилизовать все силы для нахождения истинной информации.

Приблизительно похожую иерархию в среде цыганских таборов было создано австро-венгрской полицией. Однако такую структуру нельзя считать изобретением австро-венгерской полиции.

Уже Решелье будучи кардиналом в своей политических интригах достаточно уверенно опирался на теневую деятельность преступных сообществ и при необходимости назначал главу такого общества, кроме этого менее совершенные, но достаточно сильные и авторитетные преступные структуры контролируемые государством, уже существовали в Римской империи, Персии (более 2000 лет назад) и Египте (более 5000 лет назад).

Итак «смотрящий за городом» — по жаргону получается руководитель преступных групп в городе.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2244960-kto-takoj-smotrjaschij-za-gorodom-i-chem-on-zanimaetsja.html

Птенцы лихих 90-х выходят на свободу

Рост уличной преступности сейчас колоссальный.

Кроме выброшенных на улицы гастарбайтеров и потерявших работу наших граждан, усугубляет ситуацию факт выхода из тюрем бандитов и рецидивистов, получивших большие сроки в середине 90-х.

Теперь эти «генералы криминального мира» выходят на свободу, где для них готова целая армия, — заволновался в своей передаче Владимир Соловьев. В спецслужбах и правоохранительных органах объявлена негласная тревога.

И есть от чего заволноваться, например в 1917 году, когда по амнистии Временного правительства открыли все тюрьмы, «птенцы Керенского» превратили жизнь Петрограда в кошмар. Или 1953 год, когда после смерти Сталина в результате амнистии на свободу вышло 1200 заключенных, в числе которых оказались и преступники-рецидивисты.

«Птенцы Берии» быстро все вернули на круги своя. За 1953 год количество правонарушений в уголовной сфере выросло больше чем в два раза. Начальник главного управления ФСИН по Свердловской области Александр Ладик подтвердил, что число освобождающихся арестантов в регионе растет. По его словам, на свободу уже вышли свыше 14 тысяч человек.

Читайте также:  Убийство матерью новорожденного ребенка. ст.106 ук рф в 2020 году

Статистика утверждает, что минимум четверть из них — из «бригад» 90-х.

Напомним, в 90-х годах в России существовало более 2600 банд. По крайней мере 200 из них имели межрегиональные связи, несколько десятков активно взаимодействовали с криминальными структурами за пределами России.

За один год (например 1995) банды совершили около 20000 преступлений, среди них 218 убийств, 785 вооруженных нападений и 1469 разбойных нападений.

Только в Москве насчитывалось 20 крупных группировок, общие силы которых оценивались в 8000 бойцов.

сводки тех лет:

Май 1995 года. Окончено следствие по делу братьев Ларионовых. За бандой, орудовавшей в Приморье, числятся 18 убийств, организация взрыва жилого дома, похищение людей. Обвинение предъявлено 15 человекам. Главарь банды — Сергей Ларионов — крупный предприниматель Владивостока, владелец почти десятка компаний.

Декабрь 1995 года. Самой кровавой бандой, ликвидированной московской милицией, стала группировка бывших десантников и спецназовцев из Новокузнецка (главарь — Лабоцкий). На счету сибиряков свыше 60 убийств.

Февраль 1996 года. В Новгороде завершено расследование по делу о преступлениях местной бандитской группировки, арестовано 17 человек. На их счету — десятки убийств, разбойных нападений, квартирных краж в Нижнем Новгороде, Томске и Баку.

Июль 1996 года. В Саратове судят банду из 20 человек, которые обвиняются в убийствах, похищении людей, разбоях и других преступлениях. Большую часть зафиксированных преступлений банда Силкина совершила во время разборок с конкурирующими группировками в Заводском районе в 1992—1994 годах.

Март 1997 года. Котовск очищен от рэкетиров в результате жесткой операции, проведенной тамбовской милицией. Многочисленная банда вместе с главарем по кличке Медведь захвачена опергруппой управления по борьбе с организованной преступностью на «стрелке» — во время получения бандитами рыночной «дани».

Апрель 1997 года. В Екатеринбурге завершено расследование деятельности коммерческой фирмы, превратившейся в бандитскую группировку.

Служба безопасности компании «Новая гильдия» занималась физическим уничтожением конкурентов хозяев. На счету фирмы — 8 убитых, многочисленные факты вымогательства, другие тяжкие преступления.

К уголовной ответственности привлечен 21 человек, половина из них обвиняется в бандитизме.

Наиболее могущественными «славянскими» преступными сообществами, можно считать три московских группировки — измайловско-гольяновскую, коптевско-долгопрудненскую и солнцевскую, а также две подмосковные — подольскую и ногинско-балашихинскую. По-прежнему опасны казанцы, ореховцы, бауманцы, таганцы, мазуткинцы, ленинцы. Поднимают голову подмосковные бандформирования: пушкинцы, любера, одинцовцы, долгопрудненцы.

Центр Москвы традиционно держит таганская группировка. Именно она контролирует подавляющее большинство торговых рядов и мелких коммерческих структур, расположенных в пределах Садового кольца. Насчитывает более 100 активных участников.

Охотно рекрутирует несовершеннолетних. Традиционно поддержку таганским оказывают люберецкие, подольские и балашихинские.

Под «крышей» у группировки — автосалон в Кунцево, часть структур на Курском, Павелецком и Киевском вокзалах, в аэропорту Домодедово… и т. д. и т. п.

Времена ОПГ, вроде как, ушли в прошлое.

Преступность потихоньку срослась с властью и правоохранительными органами и приняла более цивилизованные формы — крышуют, отбирают бизнес, выбивают долги — без паяльников, утюгов и прочих кровавых ужасов.

И мы потихоньку забыли всех этих ореховских, таганских, уралмаш, казанских, тамбовских и многих-многих других, которые держали в страхе города и села России.

Много бойцов преступного фронта погибли в перестрелках и войнах между самими бандами. Выжившие, в основном главари, или остепенились и стали простыми бизнесменами, или бежали с награбленным за границу (правда и там их еще долго отстреливали — свои).

Многих, несмотря ни на что, удалось поймать и посадить за решетку. Основные сроки для простых членов ОПГ составляли от 4 до 10 лет, главарям давали и 25 лет. И действительно, у этих ребят начали заканчиваться срока и они потянулись на волю. И вопрос куда — волнует не только Владимира Соловьева.

Козырь:

— Что будет с ребятами на воле, во многом зависит, на какую зону они попали. На «красную» или «черную». В 90-е, когда ребята садились — зоны были, в основном, воровские, где все по понятиям.

Зоной тогда правил или «вор в законе» или «смотрящий». Сейчас, говорят, все изменилось — преимущественно везде — «активисты».

За последние пять-шесть лет, «красных зон» стало больше чем «черных», власть сломала «черную тенденцию».

Во многих зонах администрация построила законникам отдельные «зинданы», у них там и душ и телевизор — все дела. Но от самой зоны — их изолировали, чтоб не могли на нее влиять.

У тех, кто выйдет, у них расклад не богатый.

Вот сел он, — а группировка осталась существовать, вписались люди, — деньги есть, связи. Группировка продолжает функционировать, только теперь все типа по закону. А тот, кто сел, ни чем не скомпрометировал себя, никого не сдал, не ссучился. Вот он выйдет и вольется обратно. Ребята поддержат, дадут квартиру, машину, пристроят, в общем, найдут, чем занять.

Но большинство группировок, за последние годы все-таки распались. Те, кого не поддерживали на зоне, и на воле у них ни кого не осталось, они вольются, скорее всего, в обычную уличную преступность — отнимать мобильники, сумки, по башке в парке, — и почти сразу пойдут обратно в зону.

Те, кто на зоне познакомился с серьезными людьми (грабили инкассаторов, банки, ювелирные магазины) — они к этим и прибьются. Ну, тогда их упакуют обратно года через три-четыре. Таких группировок, которые серьезные дела проворачивают, — немного. Их срок на воле максимум три-четыре года, и потом их менты принимают.

А те, кто выйдут с обидами на своих — типа вот мы там «зону топтали», а вы тут жировали, и попытаются устроить передележ — их отстрелят довольно быстро.

А те группировки которые выжили?

Я вам так скажу, чем дальше от Москвы, тем больше авторитетов осталось. В каждом региональном городе — 5−6 авторитетов, реальных. Они и держат эти города. Да, они уже не забивают стрелки, не крышуют так откровенно, не выколачивают паяльниками долги. у них сейчас у всех бизнес. Где-то сами построили с нуля, где-то отобрали уже готовый.

Но они все равно в авторитете остались. Что такое простой бизнесмен перед тем, кто прошел школу 90-х? Он что может — ну в суд подать… А эти ребята могут сделать шаги, на которые не способен бизнес. У них осталось умение в любой момент поставить все на карту. Плюс они очень хорошие психологи. Когда на «стрелку» приехал, там сразу видно — кто боится, кто нервничает.

Поэтому чуть дал слабины — съели.

Даже партии вынуждены к ним обращаться за содействием. Представьте, город — он на большом районе сидит: под ним рынок, куда все ходят; кинотеатр, где можно плакаты за кандидатов развесить; площадь, где можно из мегафона покричать и т. д. Вот к ним и идут за поддержкой.

Уйти полностью от своего криминального прошлого мало кому удается, по-любому их тянут обратно. Знают же, что он может все по серьезу решить. Вот и идут с просьбами — брата обидели — помоги, самого прижимают — помоги и т. д. — ходоки, б… ь. Так что бандит — бывшим не бывает. Он сам может и хочет быть просто бизнесменом, но окружение и жизнь не даст — втянет обратно.

А из простых пацанов, типа как в «Бумере», когда ни денег, ни авторитета, ни ума — вот те да, бывает выходят и к станку. Есть и такие. Есть.

С 91-го по наше время ребят, кому сейчас было бы от 30 до 40 — порядка 20−25% уже нет. Убитых не так и много, в основном, кто спился, кто скололся. Погибло в криминальных разборках всего четверть, а вот 50% — сгубила наркота.

С гастарбайтерами вряд ли их пути пересекутся. Не будет такого. Разные дела, разные люди.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/3739/

Кто такой смотрящий в российской тюрьме?

Жизнь в тюрьме подчинена своим законам и понятиям. Как в типичной группе социума, здесь каждый играет определенную роль, имея четкие права и обязанности. Все заключенные делятся на разные классы — масти. Смотрящие относятся к числу элитных. Как же становятся смотрящими? Чем занимаются эти люди?

На воровском жаргоне «смотрящий» — это уголовный авторитет, который решает возникающие на зоне вопросы и отвечает за все происходящее во вверенном ему сообществе заключенных.

Функции, которые выполняет смотрящий на своем посту, помогают лучше понять сущность масти. Он занимается проверкой вновь поступающих осужденных, контролирует выполнение обязанностей каждым из зэков в тюремном коллективе.

Смотрящий распределяет заключенных по мастям, разрешает споры и конфликтные ситуации, улаживает хозяйственные, бытовые вопросы.

Он следит за общаком, общается с администрацией, контролирует весь ход событий на своей территории, не допуская нарушения принципа «жить по понятиям».

Более конкретно функции смотрящего формируются в зависимости от места занимаемого в тюремной иерархии.

Смотрящий за зоной. Положенец, главный смотрящий. Это самый авторитетный, жесткий, обладающий железной выдержкой и стойким характером зэк. Он имеет хорошие отношения с ворами в законе, курирует наиболее серьезные и запутанные вопросы.
Смотрящий за каким-либо из подразделений.

На эту должность чаще всего ставится зэк с опытом, старше остальных по возрасту и имеющий весомый «послужной список». Он неукоснительно соблюдает все правила и знает, как строить общение, будучи посредником между заключенными и сотрудниками тюрьмы.
Смотрящий за общаком. Первый помощник положенца.

Он контролирует доставку провианта, товаров первой необходимости, табака и других предметов быта, а также отвечает за финансовые операции.

Смотрящий за карантином. «Карантином» называется отделение для временного пребывания новых заключенных. Здесь смотрящий помимо решения бытовых вопросов и разбора конфликтных ситуаций «сортирует» новичков по мастям. Таким образом он предрешает их дальнейшую судьбу — в каком качестве им отбывать сроки.

Первые смотрящие отметились в тюремных хрониках ориентировочно в 80-е годы XX столетия. Исходя из названия должности, создавались они как управленческая единица, способная контролировать дисциплину среди заключенных.
Попасть на эту «должность» нелегко.

По воровским понятиям кандидат в смотрящие должен обладать целым рядом достоинств и качеств, которые с точки зрения свободного человека, скорее, являются недостатками. Смотрящий не должен служить в армии — служивших обзывают «автоматной рожей», и они не пользуются авторитетом среди заключенных.

Не могут претендовать на эту роль и заключенные, работавшие в полиции, профессиональные военные, а также работавшие на госслужбе.
Не могут стать смотрящими зэки, сидящие за убийство или насилие.

Предпочтение при выборе отдается заключенным, которые пользуются авторитетом у той общности, за которой будут следить.

При этом кандидаты должны иметь криминальное прошлое с весомым списком правонарушений, обладать тюремным опытом, уметь принимать решения и устранять конфликтные ситуации, быть способными грамотно строить общение с администрацией учреждения и неукоснительно соблюдать свои обязанности.

Источник: https://russian7.ru/post/kto-takoy-smotryashhiy-v-rossiyskoy-tyur/

Место смерти изменить нельзя

Часть первая

Кто не помнит лихие 90-е? Братки в кожаных плащах. Рестораны. Красивые машины. Шикарные женщины. Всё это вызывало одновременно и страх, и уважение у рядовых граждан.

Молодежь, видя ту красивую, но опасную жизнь, с завистью засматривалась на них.

После серых брежневских времен, когда все были, как инкубаторские, в криминальные 90-е все-таки присутствовала определенная романтика.

Многие хорошо помнят имена криминальных лидеров, а также группировки, контролировавшие районы и города. Когда после разборок кого-то убивали, на следующее утро весть будоражила весь город. Бабушки на скамейках – и те обсасывали каждую подробность, добавляя еще что-нибудь от себя.

А похороны? Кого еще так хоронили, как известных в Орске или Новотроицке воров в законе, смотрящих и активных членов ОПГ? Пышные похоронные процессии шли по центральным улицам городов. Мрачные серьезные братки, в мехах и бриллиантах женщины. По обочинам – стражи порядка, готовые предотвратить беспорядки.

Эта теневая жизнь существовала параллельно с обычной городской. Сегодня нашим читателям мы открываем секретные файлы криминальной жизни тех лет, а также наших дней. Они являются результатом журналистского расследования и собраны из многих источников, в том числе и тех, что по некоторым причинам не могут быть упомянуты в статье.

На все это небезынтересно взглянуть, потому что то близкое к нам время живо и поныне. И не только в нашей памяти.

Происхождение капиталов части очень известных в городе предпринимателей берет свое начало от легализации доходов криминального бизнеса 90-х, когда часть общака вкладывалась в организацию нового предприятия или развитие уже имеющегося. А те, кто раньше был замечен в связях с криминалом, сегодня стали порядочными людьми в белых воротничках.

Читайте также:  Ответственность за продажу контрафактной продукции в 2020 году: статья ук рф

Новейшая история организованных преступных формирований, во главе которых стояли воры в законе, началась в смутное время 80-90-х. В 1988 году на экраны страны вышел фильм «Воры в законе», где одного из криминальных авторитетов играет Валентин Гафт. Именно в застойные годы в тени начинает зарождаться власть криминала.

Одной из первых предпосылок послужило ослабление функции правоохранительных органов. Достаточно вспомнить противостояние андроповского КГБ со щелоковским МВД. Вот когда реформа МВД была бы к месту. Далее перестроечные годы. Рушатся все государственные устои. Политический строй трещит по швам.

Экономика переживает переходный период приватизации.

В Орске появление первого лидера криминального мира было связано с именем Александра Шнайдера. В Новотроицке в это же время делами ведал Корчагин. Начинается сбор денег на общак за счет крышевания легального бизнеса, сборов с нелегальных дел, вхождения в экономическую деятельность предприятий.

– Шнайдер никогда не был вором в законе, – рассказывает заместитель начальника УВД города Феликс Обрезаненко . – Его собирались короновать, но не успели. Он был убит. В Орске он занимал место смотрящего.

Вор в законе – высшая каста криминального мира. Есть воры в законе, отвечающие за город, за регион. Коронование их происходит на воровской сходке. Смотрящий, или положенец по зоне, – это тот, кому вор в законе делегирует свои функции.

Он выполняет все то же, что и вор, но полностью подчиняется законнику. Братья Шнайдеры были судимы. Жили по воровским законам. Освободившись в 1985-86 годах, начали заниматься рэкетом. Постепенно заработали деньги. Почувствовали силу.

Смогли наладить хорошие связи в криминальном мире с ворами в законе из других регионов. Сформировали общак.

По нашим данным, группа Шнайдера придерживалась так называемой славянской линии и была против кавказских группировок. Хотя есть те, кто с этим не согласен. Истинную причину убийства 36-летнего Александра Шнайдера до сих пор не оглашают. Пуля киллера настигла его возле собственного дома в 1994 году.

Сразу после резонансного дела к криминальной власти в городе приходят кавказцы. Наверное, не случайно, что до сих пор многие из криминальных личностей кавказской национальности в Орск приехали из одного и того же грузинского села или из Сухуми.

Так, после смерти Александра Шнайдера место криминального лидера в Орске занимает выходец из Сухуми – вор в законе Гурам Баланов. И кавказская группировка начинает расширять сферы влияния. Теперь в их списке, кроме контроля над рэкетом, разбоями и грабежами, появляются кражи автомобилей и торговля наркотиками.

В то же время в Орске некоторый вес имел уроженец Новотроицка, орский вор в законе Юрий Третьяков по кличке Бибуля.

К середине 90-х активизировались правоохранительные органы. В основном благодаря работе спецподразделений, направленных на искоренение организованной преступности, – РУБОПа, СОБРа и ОМОНа.

Их сотрудники, проводя спецоперации, работали под прикрытием. Вылавливали с поличным рэкетиров на городских рынках, задерживали грабителей на трассах, где криминальные бригады поджидали фуры с грузами.

Деятельность правоохранительных органов, мягко говоря, сильно не нравилась преступникам.

Следующую историю нам поведал один из источников. Однажды один орский криминальный авторитет решил наладить мосты с милицией. К первому командиру ОМОНа Геннадию Томбергу пришел Бибуля и предложил разделить город на зоны: «У тебя – своя бригада, у меня – своя.

Будем работать, не мешая друг другу». Естественно, Томберг отказался. Тогда Бибуля пригрозил ему неприятностями. Под неприятностями Третьяков подразумевал ликвидацию командира ОМОНа. В 1996 году смотрящий по городу Гурам Баланов «заказывает» Геннадия Томберга.

Началась настоящая война разведок. У Гурама были свои осведомители в форме. Его бойцы прослушивали радиопереговоры на милицейских частотах. Спецподразделения знали об этом и пользовались в своих интересах для дезинформации.

За сотрудниками ОМОНа велось круглосуточное наблюдение.

Но Гураму Баланову не удается осуществить задуманное. 5 октября 1997 года он был расстрелян в баре «Пингвин». В том же году после долгой болезни умирает Юрий Третьяков – 33 лет от роду. На «престол» орского криминального мира поставлен земляк Гурама – Тэнгиз Дидишвили. Жестокий, темпераментный грузин продолжает расширять криминальный бизнес. Он берет под контроль орскую проституцию.

Гурамовское обещание покончить с Томбергом Тэнгиз Дидишвили воспринимает как личное. Из своих братков находит исполнителя по кличке Бурун. Киллер на несколько месяцев становится тенью командира ОМОНа. Изучает его повадки, маршруты движения по городу. Но тут кое-кто сливает Буруну информацию, которая впоследствии спасает ему жизнь.

Дело в том, что Тэнгиз Дидишвили планировал после ликвидации Геннадия Томберга расправиться с самим Буруном. Такого киллер от «хозяина» не ожидал и сделал ход конем. Зная, что его «шеф» перешел дорогу другой группировке, обманул на приличные деньги, киллер сдает Тэнгиза. С 30-летним Дидишвили расправились 17 июля 1999 года возле бара «Престиж».

Хотя эту историю официально сотрудники милиции не подтверждают.

Примерно полгода после смерти Тэнгиза рулил криминальным миром Геннадий Хватладзия по кличке Абхазец. 16 мая 2000 года к его автомобилю, припаркованному возле дома на улице Краматорской, подошел молодой человек, попросил закурить. Абхазец опустил окно. Последнее, что он увидел, – ствол пистолета.

После в городе смотрящим назначают вора-карманника Лёнчика.

– Лёнчик официально считался настоящим вором в законе, его даже короновали, – продолжает Феликс Обрезаненко. – Этот статус он имел, но вопрос в другом. Каким весом в криминальном мире он обладал? Со временем московские воры в законе Лёнчиком стали недовольны, поскольку он много пил, неправильно себя вел и не те решения принимал.

Впоследствии к нему применили санкции – его раскороновали, или, говоря языком криминала, дали по ушам. Лёнчик жив-здоров и по сей день, живет в Москве, крутится с такими же, как он сам. Вообще должность вора в законе опасная. С него могут спросить за дела, могут убить. Наверно, он сам не понимал, зачем ему нужно было становиться вором в законе.

Таким весом, как его предшественники, в криминальном мире он не обладал.

История развития орского криминала с момента его появления в 1980-е годы раскрывает противостояние так называемой славянской линии криминала и кавказской. На протяжении всего времени смотрящие и воры в законе этих группировок сменяли друг друга.

В то же время в Новотроицке славянская линия поддерживается с момента появления. О корчагинской группе давно всем известно: в 90-е они вытеснили всех кавказцев из города и тех, кто распространял наркотики. Кинотеатр «Сталь» стал местом сбора реальных братков. А в рядом расположенном кафе «Спорт» всегда сидели спортсмены, которым импонировала политика Корчагина.

– Сейчас воров в законе в области нет, – говорит Феликс Обрезаненко. – Лёнчика раскороновали. Рашид за решеткой. В Новотроицке смотрящим от Корчагина остался Генералов. Сам Корчагин осел в Москве. Есть смотрящий в Орске, но особого влияния он не имеет. Имеются положенцы – это те же смотрящие, но по зонам.

Связи местных смотрящих с Москвой есть. Как правило, собираемый здесь общак идет на нужды в зону, вкладывается в легальный бизнес. Скажем, часть средств отправляется в Оренбург, как раньше покойному вору в законе Тимохе, а часть – московским ворам в законе, чтобы в нужный час от них получить поддержку.

Часть оставляется на собственные нужды.

Есть сведения, что, кроме общаков городских и региональных, имеется всесоюзный общак. Его сумма исчисляется сотнями миллионов долларов.

Продолжение истории о криминальной жизни Восточного Оренбуржья читайте в следующую среду.

Источник: http://Orsk.BezFormata.com/listnews/mesto-smerti-izmenit-nelzya/447374

Смотрящие, положенцы, воры: кто это такие и как себя с ними вести

Попадая в места содержания под стражей или в места лишения свободы нужно знать, что кроме официальной, установленной законом, властной вертикали в лице сотрудников уголовно-исполнительной системы, есть еще своя, внутренняя иерархия арестантского мира.

Это своеобразная, «параллельная» вертикаль власти, пронизывающая практически все тюрьмы и лагеря, кроме очень строгих «режимных» лагерей, где всем заправляет администрация учреждения. Игнорировать эту теневую власть порой не только сложно, но и попросту невозможно, а иногда даже опасно для жизни и здоровья неопытного заключенного.

Поэтому важно хотя бы в общих чертах знать устройство этой иерархии и понимать, как с ней взаимодействовать.

Самыми распространенными представителями параллельной, «воровской» (как ее называют заключенные) власти являются смотрящие и положенцы. Смотрящие бывают разные.

Это могут быть смотрящие за камерами («хатами», как их называют на тюремном жаргоне), смотрящие за тюремными корпусами в СИЗО, смотрящие за бараками в лагере. Смотрящими за камерами обычно становятся по взаимному согласию жильцов камеры либо (в более сложных случаях) по распоряжению «сверху».

В последнем случае смотрящего назначает (на тюремном жаргоне: «загружает», «грузит» за чем-то) положенец, ответственный за всю тюрьму или весь лагерь в целом.

В «компетенцию» смотрящих входит общее руководство всеми вопросами, связанными с жизнью в неволе обитателей конкретного помещения (камеры, тюремного корпуса, барака), поддержание порядка, предотвращение насилия, рассмотрение спорных ситуаций.

То есть, смотрящий обычно выступает в качестве неформального лидера коллектива и арбитра, к которому обращаются в случае конфликтов и споров.

Если сам смотрящий не может разрешить определенный конфликт или спор, то проблемный вопрос передается на рассмотрение положенцу.

Положенец является лицом, которое поддерживает порядок и несет ответственность за целое учреждение: СИЗО, тюрьму, лагерь. Положенец, как правило, «назначается», так называемым «вором» либо «ворами» (то есть лицом или лицами, занимающими лидирующее положение в криминальном мире, «криминальными авторитетами»).

Положенец на своем уровне, также как и смотрящий, руководит коллективом заключенных, поддерживает среди них определенный уклад жизни, разрешает споры и конфликты. Он же обычно взаимодействует и с администрацией конкретного учреждения, выступая в роли представителя коллектива заключенных.

В свою очередь, наверху этой властной вертикали заключенных находятся так называемые «воры» («воры в законе», «жулики», «урки»). С этой категорией обычным заключенным приходится общаться не так часто. Обыкновенно их сразу изолируют в специальных тюремных блоках (в СИЗО), в штрафных изоляторах и в помещениях камерного типа, если речь идет о колонии.

В очень редких случаях «воры» сидят с остальными заключенными и имеют возможность влиять на них напрямую.

Важно помнить, что описанная «вертикаль власти» в местах заключения не имеет никакого отношения к закону. Деятельность указанных лиц никоим образом не регулируется законами или другими нормативно-правовыми актами. Смотрящие, положенцы и воры, действуют исходя из неписаных тюремных правил, называемых понятиями. При этом они сами часто произвольно их толкуют в зависимости от ситуации.

Человек, впервые оказавшейся в неволе, должен иметь элементарное преставление об этих категориях заключенных.

Поскольку в их руках часто сосредоточена неформальная власть, порой не уступающая по силе действия требованиям Закона, необходимо уметь эффективно взаимодействовать с этими людьми, не нарушая при этом требований закона.

Вот некоторые правила поведения, которые могу помочь при взаимодействиями с представителями этой неформальной ветви власти:

  • не идти на конфликт без серьезных на то оснований, не провоцировать заключенных;
  • сохранять спокойствие, держать себя в руках, не давая эмоциям взять верх;
  • никого не оскорблять, не переходить на личности, не распускать о ком-либо слухов (вас могут заставить их подтвердить какими-то доказательствами);
  • стараться избегать разговоров на темы, о которых вы знаете недостаточно;
  • не распространяться о личной жизни, в особенности об интимных отношениях со своими сексуальными партнерами;
  • стараться прислушиваться к советам, рекомендациям и требованиям указанных лиц, если это не противоречит Закону или вашим личным принципам.
    Следуя указанным выше правилам, вы сможете избежать лишних неприятностей, которые часто случаются с людьми, впервые оказавшимися в неволе.
Читайте также:  Поджог: статья ук рф в 2020 году, уничтожение имущества путем поджога

Необходимо помнить, что представители этой теневой, параллельной вертикали власти (смотрящие, положенцы, воры) обладают определенной властью в местах содержания под стражей и местах лишения свободы.

Они обладают авторитетом среди заключенных и при этом поддерживают постоянный контакт с администрацией учреждений уголовно-исполнительной системы.

Прямая конфронтация с указанными категориями заключенных, а также демонстративное пренебрежение их мнениям, советам и рекомендациям, может привести к возникновению серьезного конфликта, в котором вы будете заведомо слабой стороной. Старайтесь избегать подобных ситуаций.

В случае возникновения конфликта, который может угрожать здоровью или даже жизни, вы можете обратиться к администрации СИЗО или колонии, чтобы они обеспечили вашу личную безопасность (ст. 19 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

В этом случае вас (или вашего близкого) скорее всего переведут в одиночную камеру, где вам не будет угрожать опасность. Однако подобные шаги не приветствуются в среде заключенных, и вы можете на долгое время оказаться в полной социальной изоляции.

В большинстве случае вернуться к обычному укладу жизни, предшествовавшему заявлению об обеспечении личной безопасности, уже не получается.

Заключенный, выбравший этот путь, в дальнейшем постоянно проходит под грифом «изоляция»: отдельно перевозится или этапируется в лагерь, отдельно содержится в изолированных от других заключенных помещениях, живет в изолированной камере – чаще всего одиночной.

Тем не менее, большинство представителей теневой ветви тюремной власти являются обычными людьми, с которыми можно найти общий язык и прийти к компромиссу, что позволит вам без лишних неприятностей пережить срок заключения.

Поделиться ссылкой:

Источник: https://vturme.info/smotrjashhie-polozhency-vory-kto-jeto-takie-i-kak-sebja-s-nimi-vesti/

Ответы@Mail.Ru: Что значит Смотрящий в уголовном мире?

Смотрящий следит за тем, чтобы заключенные соблюдали тюремный закон и воровские наказы смотрящего. В этом случае смотрящий снабжается «мандатом», т. е. запиской, в которой имеется соответствующее распоряжение и которую смотрящий предъявляет авторитетным блатным. В случае, если зона красная, управляется шерстяными и т. п.

, смотрящий должен сам подобрать себе в помощники правильных заключенных и взять власть в ИТУ. Смотрящий может быть назначен и вором, уходящим на свободу или на этап. в уголовной иерархии «смотрящий» занимает второе место после «вора в законе» . Для тех, кто живет преступлениями, «смотрящий» — фактически финансовый директор и мировой судья в одном лице.

Он разбирает споры группировок и следит за расходованием средств из воровской кассы — «общака» .

Региональный пахан. в данном случае — над конкретной зоной.

Начальник данной территории. Решает текущие проблемы, смотрит за порядком, разруливает споры, накладывает наказания.

судя по фильмам, тот кто держит общак, хотя могу ошибаться.

Смотрящий за зоной, хатой, общаком, дальняком.. . Ответственный за порядок на вверенной ему территории.

смотрящий — назначенный авторитетами главным в зоне, бараке, камере. а также в городе или районе что касаемо города или района, то в данном случае назначают вора в законе, который отслеживает соблюдение воровского закона на местности, в то же время являясь держателем общака. Хотя в случае с камерой — уже несколько устаревшее. Всё чаще заменяется на ”рулевой” или просто ”старшой”.

Смотрящий — это засланец авторитетных воров, который будет следить за тем, чтобы зеки соблюдали воровской закон и воровские наказы. Для других каст это может быть отлично, а вообще забей и пойди сними вала, не надо таким законопослушным гражданам интересоваться

Смотрящий (положинец, вор в законе) пользуется доверием преступников в его ведении (контролем) находится «обща́к» («воровская касса» , «котёл» ) — на уголовном жаргоне фонд взаимопомощи в среде преступного сообщества.

Существуют две разновидности «общака» — в местах лишения свободы и вне мест лишения свободы. В соответствии с «воровскими законами» взносы в «общак» должны быть добровольными, хотя на практике требование не всегда выполняется.

вообще строго говоря-«смотрящий» за зоной или какой-то территорией-это не «вор в законе» который «коронован» сходкой не менее трех «воров в законе»-а осужденный не имеющий такого статуса в преступной среде-но причисляющий себя к преступному миру (отрицательной направленности в ИУ) -вот именно его и назначает «вор в законе» как лично так и по переписке -нести воровские традиции на данном участке-в случае наличае «вора в законе» к примеру в зоне-он и будет «главшпаном» в зоне:)) ) на юридическом языке-человек которому полномочия «вора в законе» выданы по доверенности, самый простой вариант для УИНа-свезти всех «воров в законе» в одну зону-и лишить их возможности управлять зонами-(что кстати и делалось) -вот для этого и нужны «смотрящие» в реальной практике-куда скажут этому «смотрящему» смотреть-туда и смотрит

Источник: https://touch.otvet.mail.ru/question/41114126

Почему субкультуру АУЕ презирают в воровском мире

Субкультура АУЕ в считанные годы распространилась почти по всей территории страны, массово внедряясь в школы, интернаты и ПТУ. Основной контингент — дети в возрасте от 10 до 17 лет, т.е. самая беззащитная часть населения, и главное — та её часть, которой в скором времени предстоит строить будущее.

На блатном жаргоне

В российском уголовном мире аббревиатура АУЕ означает «арестантский уклад един». Первоначальный вариант расшифровывался как «Арестантское уголовное единство». Сам термин в среде арестантов являлся камерным приветствием в малявах (письмах).

Арестант — справедливый и уважаемый всеми заключенный, придерживающийся воровских законов и традиций. Говорить, что арестант порядочный, — неправильно, ибо непорядочных арестантов просто не бывает.

Получается, что право на АУЕ имеют только авторитетные сидельцы, и по воровским понятиям с любого другого человека, не принадлежащего к категории арестанта, но использующего и рекламирующего АУЕ, могут спросить.

Однако сейчас в России все меньше «черных зон», где правят воры в законе, и на уровне камер и отрядов все традиции забываются и трактуются по-своему.

Настоящих авторитетов, способных внести ясность и правильно растолковать воровские законы, крайне мало. Зато много откровенных бандитов, которые идут на сотрудничество с тюремной и лагерной администрацией, навязывая свою новую субкультуру, лишь прикрывая её воровскими традициями.

Кто стоит за АУЕ?

За этим явлением стоят бандиты из лихих 1990-х, в юности отсидевшие сроки на малолетке (зона для несовершеннолетних), будучи буграми, т.е. бригадирами зоны, отряда, отделения — ставленниками администрации. Часто бугры издеваются над несовершеннолетними заключенными, как морально, так и физически. У бугров есть свои председатели, их прозвище — рог.

Любой рог или богор, стоит ему подняться на взросляк (т.е. достигнув совершеннолетия, перейти отбывать наказание во взрослую колонию), имеет риск быть опущенным либо убитым, так как он не просто занимал «сучью» должность, но и издевался над другими.

А для того чтобы не было бунта против их власти, многие бугры специально стремятся навязать на малолетке свою идеологию, якобы основанную на воровских понятиях. Постепенно такая «своя» субкультура прикрылась аббревиатурой АУЕ, распространив свое влияние и на воле.

Молодежь начинает жить по уголовным правилам, под лозунгом «Жизнь ворам — смерть ментам», вымогает деньги у своих товарищей, создаёт общаки для передачи продуктов, сигарет или денег «пацанам на зону» — на малолетку. Многие подростки не понимают, что, помогая этой субкультуре на свободе, они помогают, по сути, «сукам», нарушающим воровской закон.

На взрослой зоне приверженцам АУЕ живется несладко — их часто используют, подставляют, могут, мухлюя, обыграть в карты, а нередко и опустить. Малолетки из этого сообщества, на зоне часто становятся обычными прислужниками авторитетов, но это еще в лучшем случае.

Бывает, что из молодых бархатных бродяг делают Машек, и они получают те самые прелести арестантского единства, о котором так мечтали. Деревенский бродяга из АУЕ, укравший куртку из школьной раздевалки и попинавший слабака, упивается собственным величием. Но для настоящих взрослых арестантов и бродяг, придерживающихся воровского закона, он — «чмо и безмозглый лентяй».

У несидевшей молодежи

Самое забавное, что верность принципам АУЕ наблюдается и у великовозрастной молодежи. В некоторых городах банды школьников патронируют люди, которым по 25-30 лет.

Как привило, это опустившееся люмпены, которые нередко даже не обладают физической силой, но все-таки активно досаждают обыкновенным гражданам.

Они занимаются сбытом краденого, заставляют совершать преступления малолеток, зная, что им уголовная ответственность не грозит.

Детские деньги в общак

В некоторых школах члены молодёжной группировки, не стесняясь, собирают ежемесячные подати со своих одноклассников и других учеников. На их языке это называется «грев на зону» — деньги переводятся криминальным авторитетам, отбывающим наказание в тюрьмах. Об этом знают все — от родителей школьников до администрации учебных заведений, однако помешать такому положению дел никто не может. Правоохранительные органы тоже бессильны, а иногда едва ли не становятся жертвами сами. Как, например, в Челябинске, когда подростки устроили беспорядки, и с криками «АУЕ» набросились на полицейских. В небольших населённых пунктах Дальнего Востока штат полицейских участков обычно очень маленький, и противостоять разъяренной толпе подростков без применения оружия он не в силах.

До судов «подвиги» малолетних уголовников тоже доходят крайне редко, так как мало кто осмеливается писать заявления на них. Для школьника выступить против АУЕ (то есть дать любые показания в суде) — значит пойти против всех своих друзей и одноклассников, стать презираемым изгоем в их обществе. В некоторых случаях на помощь детям приходят их родители.

Криминальная субкультура

Чтобы примкнуть к этой субкультуре, не нужно никуда записываться или где-то регистрироваться — достаточно просто заявить о своей симпатии к ее законам (фактически тюремные законы на молодёжный лад).

А вот покинуть движение уже нельзя. Как говорят сами представители АУЕ, «тюрьма не отпускает».

Попробуешь дать задний ход — тут же начнутся проблемы, вплоть до низложения на низшую ступень криминальной иерархии.

Опущенные, к слову, тоже ведь часть АУЕ, просто они находятся в самом низу иерархической лестницы.

Выходит, что в отличие от любых других известных субкультур АУЕ — крайне хваткая и агрессивная, хватающая своими щупальцами всё, до чего может дотянуться.

При таком раскладе надо полагать, что многие подростки причисляют себя к АУЕ не по собственной воле, а только лишь для того, чтобы чувствовать себя «своим» среди сверстников, а в иных случаях просто ради личной безопасности.

Даже далеко не все бывшие заключенные поддерживают АУЕ. Многие из них считают, что у этих малолеток совсем нет ничего святого. Понимают они только силу, да и то по-своему. «Количество» и «качество», например, для них практически слова-синонимы. Если они могут забить толпой здорового сильного мужчину и отнять у него кошелёк, то они это сделают, ибо это «по понятиям».

Западло работать

О классическом трудоустройстве члены АУЕ даже не думают. Ведь «работать — западло». Можно только воровать, заниматься грабежами или, на худой конец, мошенничеством.

Учиться, получать высшее образование или просто читать книги в их понимании — тоже «западло». Члены АУЕ верят только в тот опыт, который они рано или поздно получат в тюрьме.

А в том, что такой этап в их жизни наступит, они даже не сомневаются.

Собирая грев на зону, малолетние уголовники говорят примерно так: сегодня мы греем тюрьму подачками, завтра эти подачки будут собирать для нас.

Подводя итог, можно констатировать, что страна столкнулось с новой, ужасно извращённой тюремной идеологией, оказавшейся куда страшней своего оригинала.

Она каким-то поразительным образом сумела пробраться в народ, захватить умы миллионов подростков по всей России. И всё это — в считанные годы.

На автомобильных номерах

Новое веяние моды — купить номер с буквами АУЕ. Если такой номер решает купить матерый уголовник, он, конечно, может упиваться тем, что какая-нибудь «Ока» или кредитная «Приора» будут от него шарахаться в потоке.

Но счастье длится недолго: брички с номерами АУЕ останавливают почти на всех постах, ищут в них наркотики; каждый деревенский сержант захочет самоутвердиться перед коллегами, повертев на жезле авторитета. Если такой номер покупает обычный человек, то его могут тормознуть и настоящие бандиты, предлагая кинуть пару тысяч в общак.

У нормального же авторитета, придерживающегося воровских традиций, к номерам АУЕ возникает презрение. Поэтому нередко на такую машину могут кинуть ночью кирпич, а то и спалить, поскольку её владелец расценивается как самозванец.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38819134-pochemu-subkulturu-aue-prezirayut-v-vorovskom-mire/

Ссылка на основную публикацию