Несообщение о преступлении: ст. 205.6 ук рф в 2020 году, ответственность

  1. УК
  2. Статья 205.6 УК РФ. Несообщение о преступлении (актуальная)

Консультация юриста БЕСПЛАТНО Позвонить: +7 (499) 408-21-03

Несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 настоящего Кодекса, —

наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

Юрист по ст. 205.6 УК РФ — в Москве. Ст. 205.6 УК РФ Уголовный кодекс в действующей редакции. Актуальная редакция — Статья 205.6 УК Несообщение о преступлении

Несообщение о преступлении: ст. 205.6 УК РФ в 2020 году, ответственность

Тараскин Иван Сергеевич (11 лет стажа) Профессиональные направления: Юрист по ст. 205.6 УК РФ — в Москве Очень опытный и профессиональный юрист. Один из самых лучших специалистов в этой области. Берется даже за самые сложные дела и находит точки для решения проблем в пользу клиента. Имеет богатую практику в решении подобных вопросов. тел. +7 (499) 408-21-03

Несообщение о преступлении: ст. 205.6 УК РФ в 2020 году, ответственность

Сергеев Александр Геннадиевич (10 лет стажа) Профессиональные направления: Адвокат по ст. 205.6 УК РФ — в Москве Профессиональный юрист, специализирующийся на решении проблем в этой области. Имеет многочисленные, позитивные отзывы довольных клиентов. Доводит дела клиентов до победного конца. тел. +7 (499) 408-21-03

Несообщение о преступлении: ст. 205.6 УК РФ в 2020 году, ответственность

Чужанов Кирилл Леонидович (стаж 8 лет) Профессиональные направления: Юрист по ст. 205.6 УК РФ — в Московской области Первокласный юрист. Разбирается в тонкостях законодательства, знает подводные камни, что позволяет ему находить решения в сложных юридических вопросах. тел. +7 (499) 408-21-03

МЫ НАХОДИМСЯ В ЮЗАО Г. МОСКВЫ, РЯДОМ СО СТ.М. «АКАДЕМИЧЕСКАЯ».

УЛ. ПРОФСОЮЗНАЯ, Д.3, ОФ.111

+7 (499) 408-21-03, +7 (499) 408-46-03 Прием в офисе ежедневно с 7:00 до 21:00, по

предварительной записи

«Социальные юристы» всегда готовы прийти к вам на помощь.

Источник: http://SocUristy.ru/uk/statya-205-6-uk-rf-nesoobshhenie-o-prestuplenii-aktualnaya/

За несообщение о преступлениях против жизни при отягчающих обстоятельствах могут установить уголовную ответственность

Новости и аналитика Новости За несообщение о преступлениях против жизни при отягчающих обстоятельствах могут установить уголовную ответственность

Несообщение о преступлении: ст. 205.6 УК РФ в 2020 году, ответственность

В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий дополнение Уголовного кодекса новой статьей. Инициатором поправок выступил депутат Евгений Марченко.

Документом1 предлагается ввести ответственность за несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о готовящемся преступлении, о лице, которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило убийство:

  • двух и более лиц;
  • общеопасным способом;
  • по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Исключение предусмотрено для лиц, являющихся супругом или близким родственником преступника – их привлекать к ответственности за несообщение о готовящемся или совершенном преступлении не планируется.

Остальным же за указанное деяние грозит штраф в размере до 100 тыс. руб.

или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо принудительные работы на срок до одного года, либо лишение свободы на тот же срок.

Проектируемая норма составлена по аналогии с уже действующей в УК РФ ст. 205.6, которой установлены санкции за несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице, которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных ст. 205-205.5, ст.

206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ. Автор законопроекта положительно оценивает криминализацию такого деяния, но считает необходимым расширить круг преступлений, за несообщение о которых может наступить уголовная ответственность.

По мнению парламентария, это позволит уменьшить уровень латентной преступности в России и восполнить правовые пробелы, оставшиеся после введения в 2016 году в УК РФ ст. 205.6.

При этом вторым законопроектом2 Евгений Марченко предлагает скорректировать название ст. 205.6 УК РФ, уточнив в нем, что речь идет о преступлениях террористической направленности.

______________________________

1 С текстом законопроекта № 751924-7 «О внесении изменений в Главу 31 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в части установления дополнительной ответственности за несообщение о преступлениях массово опасной направленности)» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы. 2 С текстом законопроекта № 751913-7 «О внесении изменений в название статьи 205.6 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления соответствия наименования сфере применения нормы)» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Документы по теме:

Уголовный кодекс Российской Федерации 

Источник: https://www.garant.ru/news/1282030/

За несообщение о преступлении введена уголовная ответственность

Федеральным законом от 06.07.2016 N 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен статьей 205.6 «Несообщение о преступлении».

Указанной статьёй устанавливается уголовная ответственность за несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями: 205 (Террористический акт), 205.

1 (Содействие террористической деятельности), 205.2 (Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма), 205.3 (Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности), 205.4 (Организация террористического сообщества и участие в нем), 205.

5 (Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации), 206 (Захват заложника), 208 (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 211 (Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава), 220 (Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами), 221 (Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ), 277 (Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), 278 (Насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (Вооруженный мятеж), 360 (Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой) и 361 (Акт международного терроризма) Уголовного кодекса РФ.

В соответствие с санкцией данной статьи, за совершение указанного преступления, виновное лицо может быть приговорено к одному из следующих наказаний:

штраф в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев;
принудительные работы на срок до одного года;
лишение свободы на срок до одного года.

Согласно примечанию к статье 205.6 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

Статья 205.6 УК РФ начала действовать с 20.07.2016.

Источник: https://adigeatoday.ru/arhive/13662.html

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕСООБЩЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ (СТАТЬЯ 205.6 УК РФ)

С.А.Сабатов

Статья посвящена анализу введенной в 2016 году в Уголовный кодекс РФ статьи 205.6 «Несообщение о преступлении», которой законодатель закрепил уголовную ответственность за несообщение в органы власти о лице (лицах), совершившем одно из указанных в законе преступлений. Статья 205.

6 УК РФ является законодательной новеллой и поэтому среди правоприменителей сегодня отсутствует единообразное представление о квалификации предусмотренного ею преступления, на практике не выработано единого порядка применения этой уголовно-правовой нормы.

Целью данной статьи является определение основных недочетов в содержании уголовно-правовой нормы и предложение вариантов их устранения с целью совершенствования практики ее правоприменения.

Ключевые слова: несообщение о преступлении, преступление, терроризм, уголовный закон.

Экономический рост в России, наблюдавшийся в течение последних 15 лет, повысил уровень качества жизни граждан, сформировал стабильную политическую систему и, как следствие, способствовал проведению независимой внешней политики государства.

Неоспоримые успехи России на международной арене, вхождение в состав Российской Федерации Республики Крым и политические успехи в Сирии привели к активизации использования со стороны заинтересованных в политической нестабильности России стран инструментов террористического характера. Только за 2017 г.

в России, согласно официальной статистике, совершены 1793 преступления террористического характера.

Учитывая вышесказанное, а также угрозы, возникшие перед государством, и то, что уголовная ответственность за несообщение о преступлении была исключена и долгое время отсутствовала в отечественном уголовном законодательстве, законодатель пришел к необходимости возрождения этой правовой категории с учетом особенностей действующих норм.

В свое время М.И. Ковалев справедливо отметил, что «уголовное право должно подвергаться изменениям, переоценке отдельных институтов и норм. Все эти изменения и переоценки являются результатом определенных изменений в уголовно-правовой политике, ибо она прокладывает мостик между более неподвижной и консервативной криминальной теорией и непрерывно изменяющимися реальностями жизни» [3, с. 70].

В научном сообществе всегда существовали две противоположные точки зрения по вопросу института недоносительства. Так, В.Н. Кудрявцев и В.Е. Эминов указывают, что «декриминализация нужна, если уголовный закон расходится с общественной нравственностью. Именно исходя из этого в 1996 г.

в УК РФ не была включена статья о недонесении о преступлении: «лица были избавлены от необходимости тяжкого выбора: донести о близком человеке или промолчать, следуя “голосу совести”» [5, с. 103]. Но вместе с тем еще более ста лет назад Н.С.

Таганцев указывал: «При современных условиях государственной жизни нет необходимости привлечения всех граждан к участию в преследовании преступников… Специальные органы могут вести дело открытия преступников и с несравненно большим успехом, и с меньшей затратой сил» [6, с. 629-630].

Читайте также:  Нарушение тайны переписки: статья 138 ук рф в 2020 году, наказание

Негативно оценивал ответственность за недоносительство Н.

Полетаев: «Сделать каждого обязанным к этому страхом наказаний – значит крайне стеснить их свободу, обратить их в полицейских чиновников, в шпионов, развращать их, ибо в основании недонесения почти всегда лежит чувство сострадания к падшему ближнему… Ненамного лучше и назначать награды за доносы, ибо этими обещаниями государство… трактует весьма нелестно своих подданных… показывает свое бессилие».

Федеральный законом от 6 июля 2016 г.

№ 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» Уголовный кодекс Российской Федерации пополнился новой ст. 205.6, в которой содержатся признаки состава преступления – несообщения о преступлении.

Необходимо отметить, что институт недонесения неплохо знаком уголовно-правовой системе России. Так, согласно первоначальной редакции Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. лицо подлежало уголовной ответственности в случае недонесения о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении.

Статья 190 Уголовного кодекса РСФСР насчитывала 19 преступлений, недонесение о которых предусматривало уголовную ответственность. В качестве примера можно привести такие составы, как измена Родине, шпионаж, террористический акт и другие. Позднее, Указом Президиума ВС РСФСР от 30 марта 1988 г.

, этот список был увеличен до 25 преступлений.

С введением в Уголовный кодекс Российской Федерации ст. 205.6 было криминализировано несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлениях, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.

4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК РФ. Сразу отметим некоторое несоответствие наименования статьи содержанию деяний, описанных в ее диспозиции. Несообщение о преступлении предполагает несообщение именно о преступлении, а не о лице (лицах), как предусмотрено в диспозиции ст. 205.6 УК РФ, которое его готовит.

Кроме того, несообщение о преступлении включает в том числе и несообщение о лице, которое его готовит. Следовательно, наименование ст. 205.

6 УК РФ является более широким, чем содержание ее диспозиции, поскольку название статьи само по себе «поглощает» несообщение о лице, которое готовит, совершает или совершило хотя бы одно из предусмотренных преступлений.

В отличие от ранее существовавших форм недоносительства (ст. 19, 190 УК РСФСР 1960 г.) в настоящий момент уголовно наказуемо несообщение только о конкретном лице, но не о факте преступления.

Представляется, что даже при достоверном знании о готовящемся или совершенном преступлении гражданин не обязан сообщать об этом, и такое бездействие повлечет лишь моральное порицание и не будет охватываться ст.

205.6 УК РФ.

Определяя характер общественной опасности преступления, закрепленного в ст. 205.6 УК РФ, и учитывая существующую структуру Особенной части УК РФ, видовым объектом несообщения о преступлении должна выступать общественная безопасность и общественный порядок. [2, с.

9] Однако не совсем понятна логика законодателя, так как не все статьи из перечня диспозиции входят в вышеуказанную главу УК РФ.

Само возникновение и введение в действие «пакета Яровой» предполагало ужесточение наказания за так называемые террористические преступления, однако возникает вопрос: по какому принципу в перечень статьей, указанных в диспозиции ст. 205.6 УК РФ, включены преступления, предусмотренные ст.

277-279, 360 УК РФ? Если по степени общественной опасности эти статьи приравниваются к преступлениям террористической опасности, то логично было бы включить в диспозицию анализируемой уголовной правовой нормы и ст. 276, 281, и другие, предусматривающие угрозу безопасности государства.

Объективная сторона ст. 205.6 УК РФ заключается в пассивном поведении лица, то есть деяние выражается в форме бездействия. [4, с. 576] Активное поведение исключается.

Виновный оказывает содействие в сокрытии причастных к преступлению лиц и, по сути, является соучастником (при наличии заранее данного обещания по оказанию такого содействия) либо совершает заранее не обещанное укрывательство преступления (ст. 316 УК РФ).

Несообщение о преступлении как преступное бездействие требуется рассматривать через призму возможности.

Учитывая возможность, следует исходить из определения реальной способности лица не только осознавать характер известных фактов о преступлении террористического характера, которое готовится или уже совершило конкретное лицо, но и иметь реальную возможность сообщить об этом в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлениях.

Необходимо отметить, что уголовная ответственность должна быть исключена в случае, если подозреваемый не сообщил достоверно известную информацию о лице в силу объективных причин, таких как ночное время суток, временная нетрудоспособность, исключающая возможность общения, беспомощное состояние, отсутствие того или иного технического средства связи (телефонного аппарата, телефонной связи, доступа к глобальной сети Интернет или ограниченный оператором доступ к услугам связи).

Однако необходимо учитывать и возможное бездействие в силу всевозможных обстоятельств самих государственных органов, уполномоченных рассматривать сообщения о преступлениях.

К подобным ситуациям могут относиться не зависящие от воли лица события, при которых информация не доходит до компетентных органов в результате технического сбоя, утери информационного носителя и т.д.

Таким образом, уголовная ответственность возникает, если лицо имело объективную возможность предпринять возможные и зависящие от него действия по сообщению информации о преступлении террористической направленности и причастных к нему лицах, но не сделало этого. Определение наличия такой обязанности вызывает сложности.

В настоящий момент ст. 205.

6 УК РФ фактически предусматривает не только запрет сокрытия известной информации о лицах, причастных к перечисленным в диспозиции преступлениям, но и обязанность лица сообщать об этом, тем самым регламентируя поведение субъекта отношений, определяя его обязанности, что не свойственно уголовно-правовым нормам. [2, с.

10] Кроме этого в принятой уголовно-правовой норме не закреплен конкретный срок, в течение которого лицо обязано сделать соответствующее заявление в правоохранительные органы.

Отсутствие закрепленных сроков не позволяет полноценно давать квалификацию деянию, так как отсутствует неотъемлемое условие привлечения к уголовной ответственности, что заставляет правоприменителя прибегать к достаточно далеким аналогиям. Однако в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за несообщение о преступлении, о котором ему стало известно более двух лет тому назад.

В части оценки полноты сообщаемой информации представляется, что лицо должно сообщить только известную ему информацию, необходимую для принятия мер правоохранительными органами. Согласно требованиям ст. 205.

6 УК РФ информация однозначно должна охватывать осведомленность об исполнителе преступления, что касается других соучастников, то несообщение о них следует квалифицировать по указанной норме, если субъект осознает не только характер совершаемого или готовящегося преступления, но и функциональную роль иных соучастников и их связь с исполнителем.

Однако граждане в подавляющем большинстве не обладают достаточным уровнем правовых знаний, позволяющим достоверно различать исполнителей и соучастников. К тому же восприятие гражданина будет носить вероятностный, а не достоверный характер либо вообще может быть ошибочным. [2, с.

10] Например, изготовление взрывного устройства может быть ошибочно воспринято как незаконный оборот оружия, либо, наоборот, незаконный оборот оружия может быть безосновательно воспринят как подготовка террористического акта.

К тому же возникает вопрос о понятии «достоверно известные сведения».

Граждане по-разному подходят к такому понятию; для кого-то в качестве достоверных могут выступать сведения, полученные в сети Интернет, на различных социальных сайтах, слухи, которые не имеют официального характера.

Подобная информация зачастую не соответствует действительности. Для предотвращения неправильного толкования данного понятия необходимо его конкретизировать либо дать разъяснение на уровне судебного толкования.

В процессе применения ст. 205.6 УК РФ может возникнуть еще один логичный вопрос: какие органы являются уполномоченными рассматривать сообщения о преступлении? Некоторые правоприменители считают, что их перечень изложен в ст. 150, 151 УПК РФ, т.е.

это те органы, которые наделены правом расследования. Но в указанных статьях не упоминаются такие правоохранительные структуры, как суды, органы прокуратуры, федеральная служба войск национальной гвардии.

Являются ли органами, уполномоченными принимать заявления, федеральные органы исполнительной власти не правоохранительной направленности?

Статья 205.6 УК РФ предполагает наличие прямого умысла, так как лицо осознает, что обладает информацией о преступнике, совершившем перечисленные в диспозиции ст. 205.6 УК РФ деяния, и желает скрыть данную информацию путем ее несообщения.

Причем осознание своего поведения при достоверном знании скрываемой информации указывает на желание действовать определенным образом, при волевом отношении к нему как необходимому, а не безразличному.

В связи с этим хотелось бы сделать критическое замечание в части определения субъекта преступления.

В настоящий момент законодатель предусмотрел, что несообщение о преступлении наказуемо с 14-летнего возраста, т.е. предполагается, что лицо в этом возрасте способно осознавать характер несообщаемой информации. [2, с.

12] Однако житейская практика показывает, что 14-летние подростки вряд ли могут осознавать, что они скрывают информацию о лицах, готовящих преступления по такой статье, как насильственный захват власти, а если и что-то и узнали, то вряд ли смогут дать объективную оценку полученным сведениям, а также сообщить об этом в уполномоченные органы, ибо порой не знают, что подразумевается под этими терминами в силу своего возраста. Кроме этого из всех перечисленных в диспозиции ст. 205.6 УК РФ преступлений только часть предусматривает пониженный возраст уголовной ответственности (ст. 205, 205.3, 205.4, ч. 2 ст. 205.5, 206, ч. 2 ст. 208, 211, 277, 360, 361 УК РФ), в других – субъект общий. Таким образом, восприятие преступления, при совершении которого возраст уголовной ответственности наступает с 16-летнего возраста, возможно с 14 лет. Такое законодательное решение несколько нарушает взаимосвязь Общей и Особенной частей УК РФ.

Читайте также:  До какого момента обвиняемый считается невиновным в 2020 году?

В настоящее время практика применения ст. 205.6 УК РФ практически отсутствует. Так, 6 февраля 2017 г. Кировский районный суд города Астрахани вынес первый в России приговор местному жителю Г.У., признав его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.

205.6 УК РФ, виновный был приговорен к штрафу в 70 тысяч рублей. В ходе следствия было установлено, что Г.У., обладал достоверной информацией о том, что его знакомый, гражданин Кыргызстана А.Р., участвовал в вооруженном формировании, не предусмотренном законом.

Статья 205.6 УК РФ является законодательной новеллой, и поэтому среди правоприменителей сегодня отсутствует единообразное представление о квалификации предусмотренного ею преступления, на практике не выработано единого порядка применения этой уголовно-правовой нормы. Ситуация усугубляется также отсутствием руководящих разъяснений высшей судебной инстанции по указанным вопросам.

Таким образом, содержание основных понятий, входящих в круг установления и доказывания по уголовным делам данной категории, требует серьезного научного и теоретического осмысления. В толковании нуждаются ряд объективных и субъективных признаков несообщения о преступлении, необходимой является выработка четких критериев, позволяющих отграничивать это деяние от смежных преступлений.

Библиографический список

1. Баймурзин, Г.И. Ответственность за прикосновенность к преступлению по советскому уголовному праву : дис. … канд. юрид. наук / Г.И. Баймурзин. – М., 1966.
2. Кириенко, М.С. Несообщение о преступлении: старый состав в новых условиях / М.С. Кириенко // Адвокат. – 2016. – № 7.
3. Ковалев, М.И. Соотношение уголовной политики и уголовного права / М.И.

Ковалев // Советское государство и право. – 1979. – № 12.
4. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (научно-практический, постатейный) /под ред. д.ю.н., профессора Н.Г. Кадникова и д.ю.н., профессора С.В. Дьякова. – М.: ИД «Юриспруденция», 2017.
5. Кудрявцев, В.Н. Криминология и проблемы декриминализации / В.Н. Кудрявцев, В.Е. Эминов // Журнал российского права. – 2005.

– № 4. – С. 103-107.

6. Таганцев, Н.С. Русское уголовное право : лекции. Часть Общая. Т.1. / Н.С. Таганцев. – СПб.: Гос. Тип., 1902.

  • Источник: Научно-практический журнал “Вестник Сибирского юридического института МВД России” № 1 (30) 2018

Источник: https://zakoniros.ru/?p=32990

Несообщение о преступлении: основные проблемы и пути их решения

Пошелов П.В., ЧОУ ВО «ОмЮА»

В соответствии со Стратегией национальной безопасности, к числу основных угроз государственной безопасности были отнесены деятельность террористических организаций, а также совершения актов терроризма.

В связи с этим государство решило усилить уголовно-правовые меры борьбы с этим явлением, итогом этого стало принятие федерального закона от 06.07.2016 N 375-ФЗ. Одним из нововведений явилось появление в УК РФ новой статьи, 205.

6 «Несообщение о преступлении».

Анализ диспозиции статьи позволяет сделать вывод о том, что имеется несоответствие названия и содержания.

В названии указано на несообщение о преступлении, в диспозиции же статьи говорится о несообщении о лице, которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений террористической направленности. Соответственно, предлагаем изменить диспозицию статьи, в которой должно говориться в том числе и о несообщении о преступлении.

В диспозиции статьи также присутствуют проблемы. Установлена ответственность за тяжкие и особо тяжкие преступления, такие как террористический акт, акт международного терроризма. Однако в перечень входят статьи 220, 221, 205.6 УК РФ, которые являются преступлениями небольшой и средней тяжести.

Складывается парадоксальная ситуация – установлено несообщение о преступлениях небольшой и средней тяжести, однако несообщение о таких общественно опасных явлениях, как убийство, не предусмотрено.

Поэтому считаем нецелесообразным установление ответственности за определенные преступления путем их перечисления, оптимальным будет вариант установить ответственность за несообщение об особо тяжких преступлениях (либо о тяжких и особо тяжких).

Не совсем правильным будет установление одной и той же санкции за такие разные по своей общественной опасности деяния, как, например, террористический акт и публичное оправдание терроризма. По нашему мнению необходима дифференциация ответственности в зависимости от тяжести совершенного деяния.

В Белоруссии, например, такая ситуация сложилась с укрывательством преступлений. Ч. 1 ст. 405 УК Белоруссии устанавливает ответственность за заранее не обещанное укрывательство лица, совершившего тяжкое преступление. Ч.

2 предусматривает ответственность за то же деяние в отношении особо тяжкого преступления.

Следующий недостаток статьи 205.6 УК РФ – установление одинаковой ответственности за несообщение об уже совершенном преступлении, а также о готовящемся преступлении. Однако степень общественной опасности у этих деяний разная.

Несообщение о готовящемся преступлении может повлечь за собой совершение этого преступления, а следовательно, человеческие жертвы, несообщение о совершенном преступлении может повлечь только укрывательство лица, его совершившего, от следствия и суда.

Здесь также необходима дифференциация ответственности.

Кроме того, этой нормой установлена ответственность, в том числе и за несообщение о готовящихся преступлениях небольшой и средней тяжести. Однако, согласно части второй статьи 30 УК РФ, уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Складывается парадоксальная ситуация. Например, в ходе ОРМ становится известно, что лицо совершает приготовление к преступлению, и другое лицо знает об этом, но не сообщает уполномоченным органам.

Лицо, совершавшее приготовление, не будет наказано, а лицо, не сообщившее о приготовлении, будет привлечено к уголовной ответственности.

Родовым объектом, исходя из замысла законодателя, будет являться общественная безопасность и общественный порядок, видовым – общественная безопасность. В теории на этот счет есть совершенно различные мнения. Например, В. Г.

Смирнов утверждает, что такие деяния посягают на два объекта – интересы правосудия и объект того преступления, о котором лицо не донесло. При этом приоритет отдается объекту преступления, о прикосновенности к которому идет речь. Однако большинство современных российских и белорусских ученых придерживаются иной точки зрения.

Так, например, О.В.

Глухова в своей монографии «Уголовная ответственность за недоносительство и укрывательство преступлений» отмечает, что деяние лица, недонесшего о преступлении, посягает не на объект основного преступления, а создает препятствия для нормальной деятельности органов уголовного преследования по выявлению и расследованию преступлений.

С этим утверждением трудно не согласиться. Несообщение о преступлении не причиняет ущерба какому-либо иному объекту, кроме интересов правосудия. Несообщение об уже совершенном деянии уж точно никаким образом не посягает на общественную безопасность. Поэтому, независимо от того, за несообщение о каких преступлениях установлена ответственность, эта статья должна находиться в главе, посвященной преступлениям против правосудия.

Далее обратимся к примечанию к статье 205.6 УК РФ. Она освобождает от уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

Однако как быть с тайной исповеди, с адвокатской тайной? Сейчас адвокаты и священнослужители стоят перед нелегким выбором – либо сообщить о преступлении и быть лишенным своего статуса (сана), либо не сообщить о преступлении и быть привлеченным к уголовной ответственности.

Представляется возможным рассмотреть вопрос о дополнении примечания к статье 205.6 УК РФ новыми лицами, которые освобождаются от уголовной ответственности за несообщение о преступлении.

Подводя итог вышесказанному, стоит отметить, что статья 205.6 УК РФ имеет существенные недостатки, как с точки зрения целесообразности и логики, так и с точки зрения юридической техники. Поэтому внесение изменений в эту статью позволит активнее бороться с преступностью с одной стороны, с другой же стороны — избежать нарушения прав граждан.

Средняя:

Ваша оценка: Пусто Средняя: 5 (1 голос)

Источник: http://conf.omua.ru/content/nesoobshchenie-o-prestuplenii-osnovnye-problemy-i-puti-ih-resheniya

Несообщение о преступлении: проблема возраста уголовной ответственности

Так называемый «закон Яровой» [5], который был принят летом 2016 года, ещё на этапе рассмотрения вызвал множество споров. Данным законом, в частности, в УК РФ были включены новые составы преступлений (ст.ст.205.6, 361 УК РФ), ужесточена уголовная ответственность за ряд преступлений террористического характера.

Изменения коснулись также ч.2 ст.20 УК РФ, в которой идёт речь о преступлениях, ответственность за которые наступает с 14 лет.

Количество статей Особенной части УК РФ, предусматривающих составы преступлений, уголовная ответственность за которые возможна с возраста 14 лет, увеличилось с 22 до 32: добавлены такие преступления как «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности» (статья 205.3), «участие в террористическом сообществе» (часть вторая статьи 205.

4), «участие в деятельности террористической организации» (часть вторая статьи 205.5), «несообщение о преступлении» (статья 205.

6), «участие в незаконном вооруженном формировании» (часть вторая статьи 208), «угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава» (статья 211), «участие в массовых беспорядках» (часть вторая статьи 212), «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля» (статья 277), «нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой» (статья 360), «акт международного терроризма» (статья 361).

До внесения в УК РФ указанных изменений считалось, что основным критерием для формирования перечня преступлений, ответственность за которые наступает с 14 лет, выступала возможность осознания несовершеннолетними к моменту достижения 14-летнего возраста общественной опасности и противоправности таких деяний.

Психологи подтверждали, что осознание вредности последствий преступлений, указанных в предыдущей редакции ч.2 ст.20 УК РФ, имеет место и при относительно невысоком уровне развития интеллекта [4, с. 15], что свидетельствует о доступности для понимания несовершеннолетними их социальной опасности.

На наш взгляд, включение в этот перечень целой группы преступлений террористического характера и иных посягательств на общественную безопасность (из числа перечисленных выше) нарушило это правило.

Сам законодатель, однако, так не считает: в пояснительной записке к законопроекту было указано, что эти преступления несут особую опасность для общества и являются очевидными для субъекта преступления [1].

Читайте также:  Уголовная ответственность за неуплату кредита физическим лицом - предусмотрена ли в 2020 году?

Наиболее спорным в данной ситуации является вопрос о применении к несовершеннолетним в возрасте от 14 до 16 лет ст. 205.6 «Несообщение о преступлении».

Такое решение, на наш взгляд, не соответствует международно-правовым требованиям, которые предполагают минимизацию уголовно-правового вмешательства со стороны государства в жизнь подростков в период взросления и эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом [3, с. 283]. Очевидно, что при включении данного преступления в число тех, ответственность за которые наступает с 14 лет, законодатель, в первую очередь, не принял во внимание общие начала справедливости и гуманизма, которые закреплены как принципы уголовного законодательства (ст. ст. 6 и 7 УК РФ), в силу чего ими должно определяться содержание всех норм и институтов уголовного права.

При изменении ст.

20 УК РФ необходимо учитывать, что возраст уголовной ответственности за то или иное преступление должен устанавливаться в законе не произвольно, а на основе учета данных, которыми обладают физиология, общая и возрастная психология, педагогика, о том, когда у нормально развивающегося несовершеннолетнего появляются способности сознавать социально опасный характер действия, а также прогнозировать наступление социально опасных последствий асоциального поведения.

Соответственно, несмотря на всю опасность такого явления как терроризм, минимальная возрастная граница наступления уголовной ответственности за преступления террористического характера, в том числе за несообщение о преступлении, не должна быть ниже возраста, когда в человеке формируется правосознание и способность уяснить и усвоить уголовно-правовые запреты.

Именно подросток наиболее подвержен влиянию своего окружения; в подростковом возрасте происходит усвоение норм морали и нравственности, становление личности, что дает подростку право сомневаться в своих поступках, давать им неправильную оценку.

Осознание общественной опасности несообщения о преступлении, предусмотренного ст.205.6 УК РФ, обусловлено осознанием со стороны лица опасности самих тех проявлений террористического и экстремистского характера, о которых лицо не сообщает правоохранительным органам.

И особые затруднения в этом плане возникают у подростков в возрасте до 16 лет, которым в силу возраста часто не хватает как общих интеллектуальных способностей, так и, в больше степени, специальных познаний в области общественных наук. Таким образом законодатель непреднамеренно вынуждает детей сообщать практически обо всех смежных с указанными в ст. 205.

6 УК РФ преступлениях (в случае, если ребенок осознает, что имеет место общественно опасное деяние со стороны другого лица).

Кроме того, необходимо иметь в виду, что совершение действий по сообщению о преступлении (тем более, террористического характера) зачастую связано с сознательным риском для собственной жизни и здоровья. Требование от подростков под угрозой уголовной ответственности готовности к самопожертвованию, по меньшей мере, не гуманно, и вряд ли согласуется с конституционным положением о защите детства.

Также следует обратить внимание, что не все преступления, несообщение о которых образует состав, предусмотренный ст. 205.6 УК РФ, влекут уголовную ответственность с 14-летнего возраста. Не перечислены в ч. 2 ст.

20 УК РФ, а потому подчинены общему правилу об уголовной ответственности лишь по достижении 16-летнего возраста такие преступления как содействие террористической деятельности (ст.205.1 УК РФ), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст.205.

2 УК РФ), незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ст.220 УК РФ), их хищение либо вымогательство (ст.221 УК РФ), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст.278 УК РФ), вооруженный мятеж (ст.279 УК РФ), а также преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 205.4, ч. 1 ст. 205.5, ч. 1 ст. 208 УК РФ.

Иными словами, действующий уголовный закон предполагает, что самостоятельное совершение деяний, предусмотренных указанными нормами УК РФ, 14- или 15-летним подростком не влечёт уголовной ответственности (как и его участие в совершении таких деяний совместно со взрослыми лицами), тогда как простое несообщение о подобных преступлениях, совершаемых третьими лицами, уголовно наказуемо. В данной ситуации нельзя не согласиться с М.С. Кириенко, который считает, что «установив пониженный возраст уголовной ответственности, необоснованно полагать полное осознание наличия причастности конкретного лица к преступлению, за которое изначально ответственность возникает только с 16 лет. Получается, что исполнитель преступления подлежит уголовной ответственности по достижении общего возраста уголовной ответственности, а вот восприятие данного преступления третьим лицом возможно с 14 лет. Такое законодательное решение нарушает взаимосвязь Общей и Особенной части УК РФ и является недопустимым» [2, c. 13].

Подводя итоги, предлагаем, что истинному назначению уголовного законодательства, смыслу принципов справедливости и гуманизма в уголовном праве будет соответствовать законодательное решение об исключении ст. 205.6 УК РФ из перечня, содержащегося в ч. 2 ст. 20 УК РФ (т.е.

из числа преступлений, ответственность за которые наступает по достижении возраста 14 лет, а не общего 16-летнего возраста уголовной ответственности).

Безусловно, борьба с терроризмом – это важное направление, однако, ее осуществление не должно проводиться путем создания угрозы безопасности и нарушения прав детей, без учета основополагающих принципов уголовного права.

Список литературы:

  1. Богуш Г. «Законы Яровой» и уголовное право [Электронный ресурс] // URL: https://legal.report/author/zakony-yarovoj-i-ugolovnoe-pravo.
  2. Кириенко М.С. Несообщение о преступлении: старый состав в новых условиях // Адвокат. 2016. №7. С.13.
  3. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила): приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г. // Международные акты о правах человека: сб. док. / сост. и вступ. ст. Карташкин В.А., Лукашева Е.А. М.: Инфра-М, 1998. С.283
  4. Ситковская О.Д. Уголовный кодекс Российской Федерации: психологический комментарий. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 15.
  5. Федеральный закон от 06.07.2016 № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2016. № 28. Ст. 4559.

Источник: https://sibac.info/studconf/social/lii/74393

В россии принят закон о недоносительстве. им будут злоупотреблять? — meduza

Президент подписал «пакет Яровой» — набор законов, способных серьезно изменить жизнь российского общества. Среди прочего, власти решили ввести уголовное наказание за недоносительство.

В Уголовном кодексе появится статья 205.6 — «Несообщение о преступлении». «Медуза» рассказывала об этой идее, когда законопроект только внесли в Думу.

Теперь мы попросили адвоката Ивана Павлова из «Команды 29» объяснить, чем может обернуться принятие нового закона.

Нет, не совсем. По новой статье собираются наказывать тех, кто достоверно знал, что тот или иной человек готовит, совершает или совершил хотя бы одно из преступлений террористической направленности, но не сообщил об этом в правоохранительные органы.

В Уголовном кодексе есть 16 таких статей. Совершение террористического акта, содействие террористической деятельности, публичные призывы к совершению террористической деятельности, вооруженный мятеж и другие. 

Неизвестно. Это задача следствия в каждом отдельном случае. Оно должно будет доказать, что человек достоверно знал не только о преступлении, но и тех, кто эти преступления готовил, совершает или совершил.

Адвокатская практика показывает, что следствие не утруждает себя доказыванием наличия умысла, а суды даже не пытаются вникнуть в суть дела. Поэтому велика вероятность, что для привлечения к уголовной ответственности по статье 205.

6 УК РФ обвинителям будет достаточно доказать, что гражданин был знаком с обвиняемым в терроризме, а значит, не мог не знать о готовящемся преступлении.

Штраф до 100 тысяч рублей или лишение свободы до одного года.

Кстати, про Павлика Морозова. Наказывать по новой статье будут с 14 лет. Власти разрешили не доносить на близких родственников: жену, мужа, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков.

На всех остальных закон предписывает доносить. И это чревато злоупотреблениями. Легко представить ситуацию, что какому-нибудь следователю потребуется получить на кого-нибудь нужные показания.

В этом случае он сможет шантажировать дальних родственников, сослуживцев или просто знакомых этого человека ответственностью по статье о недоносительстве.

Фразами вроде «его мы все равно посадим, а так и ты на год сядешь».

Самые большие проблемы нововведение создаст для Кавказа, где террористическая угроза высока, а традиционное понимание круга близких родственников значительно шире, чем в других регионах.

Да, но немного в другом виде. Вообще наказание за недоносительство практиковалось в России много веков. Впервые такая статья появилась в Соборном уложении 1649 года и перекочевывала из одних законов в другие вплоть до 1996-го, когда недоносительство было декриминализовано в связи с принятием нового Уголовного кодекса.

При этом во все времена недоносительство считалось наказуемым только в отношении отдельных категорий преступлений, чаще всего против государственной власти. В советский период статью активно использовали для запугивания друзей и родственников «политических» преступников, которым предлагали выбрать — либо даешь показания против своего товарища, либо садишься в соседнюю камеру.

Статья 205.6 УК РФ плоха уже тем, что порождает в обществе сомнения в презумпции невиновности окружающих. Уровень недоверия между людьми будет расти, усугубляя и без того напряженные общественные отношения. Есть опасение, что благодаря этой статье некоторые граждане увидят терроризм там, где его нет, и отправятся писать доносы.

Нет, он вступит в силу 20 июля 2016 года. Когда по новой норме начнут наказывать — вопрос. Формулировки статьи 205.6 УК РФ очень расплывчатые и располагают к избирательному правоприменению.

Есть вероятность, что ее постигнет участь другой одиозной и расплывчатой статьи УК — 283.1, «Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну».

С 2012 года, когда ее включили в УК, статью почти не использовали.

Адвокат Иван Павлов, руководитель Команды 29, кандидат юридических наук.

Источник: https://meduza.io/cards/v-rossii-prinyat-zakon-o-nedonositelstve-im-budut-zloupotreblyat

Ссылка на основную публикацию