Что такое шизо в тюрьме в 2020 году? как расшифровывается?

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?Когда попадаешь в разные следственные изоляторы и исправительные колонии, создается впечатление, что их начальники руководствуются не единым законом, а собственной фантазией. Особенно это заметно по тому, как устроены карцеры и ШИЗО.
Начнем по порядку. Еще советское время. Колония под Питером. Вскоре после заезда туда этапом я ругаюсь с сотрудником дежурной смены — он изъял при обыске мои дорогие вещи, выдал опись, после чего шмотки пропали. Конечно, я выразил негодование по этому поводу и заявил, что хотел свитер, джинсы и кожаную куртку сдать на склад, чтобы надеть после освобождения.
Меня тут же посчитали хамом, «возводящим поклеп на администрацию колонии», обвиняя ее в воровстве. После того как я отказался снять претензии, мне выписали пят;надцать суток ШИЗО — для начала.

Камера штрафного изолятора откровенно удручала. Девять квадратных метров площади, заваренное листом железа небольшое окно, черные от копоти бетонная шуба и потолок, цементированный пол, с двух сторон откидные нары. По идее, днем они должны пристегиваться к стене. Но здесь их откидывали круглосуточно, потому что в хате обитали семь нарушителей. Плюс я — восьмой.

Самое поганое, что с зоны в ШИЗО загоняли курево просто в неограниченном количестве. Вот народ и дымил, как перед расстрелом. Как я уже сказал, окон практически не было, зато запах табака перебивал вонищу от выносной параши. Матрасов и постельного белья в те годы в шизняке не выдавали. Штрафников переодевали в рваную робу на голое тело и в тапочки-плетенки из кирзы.

Прибавьте, что нас не водили гулять, хотя обязаны были выводить каждый день на час. Еще и кормили по пониженной норме.

Короче, не курорт. Перезнакомились с народом. Разговоров хватило на полчаса. Потом некоторые завалились спать, так как это приходилось делать по очереди. Спящих днем постоянно будили вертухаи — то у них пересменка, то шмон, то обход начальника, его замов, медика.

Вечером тоже было не отдохнуть.

Блатным у себя в камере скучно. Они чуть ли не приказывают сержантам, и те пускают гулять авторитетов по другим «хатам», открывая все двери. В этой колонии смотрящих не было. Правили и творили беспредел активисты. К нам они часто заглядывали, так как у нас сидели «правильные» преступники — в основном спортсмены-рукопашники, боксеры, борцы.

Когда к нам завалились пьяные главари, я как раз спал. Сквозь дрему услышал, как кто-то сказал про новенького. Почувствовав бесцеремонное толкание в бок, поднял голову и увидел огромного детину в спортивном костюме. Вместо приветствия он выдохнул перегаром: «Вор?»

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?

Отношение окружающих сразу изменилось. Меня потащили в гости в блатную «хату». Осмотревшись в гостях, я увидел такое же, как у нас, по размеру помещение. Но настил один и огромный, а на нем матрасы и белоснежное постельное белье — это доктор за взятку и хорошее отношение выписал всем VIP-нарушителям постельный режим.

В зарешеченном окне — открытая форточка, стены оклеены светлыми обоями и порнокартинками из заграничных журналов. На столике «Мальборо», водка, жареное мясо, апельсины, дорогие конфеты. Тогда все это и на свободе было жутким дефицитом (кто помнит, было такое — талоны).

Ну, посидели. Приятель представил меня троим дружкам. Пить я отказался, а вот мяса поел, его из столовой горячим передают — так положено «крутых» активистов «греть». Тем более что сам завпищеблоком сейчас пять суток ШИЗО отбывает. Он получил их за то, что пьяный начальника отряда избил. Ну не нравился ему лейтенант, вот и попал, как на грех, под нетрезвую руку.

Остальные полмесяца я нормально дышал лишь тогда, когда в эту камеру меня в гости звали. У нас я задыхался и чуть не ослеп — от сырости или нервов у меня глаза перестали открываться. Знакомые активисты помогли и через медика отправили меня в санчасть. После я не часто, но заезжал в ШИЗО. Ничего там за много лет не изменилось.

Клопы на службе у вертухаев

От скуки и надеясь на лучшее, я в середине срока съездил на поселение в Архару. Там осужденные и без наказания живут хуже, чем в ШИЗО. Достаточно вспомнить, что поселенцев не кормили положняком, зарплату платили мизерную.

Голодные люди вкалывали на лесоповале. Даже если ты раздобыл денег, то готовить некогда — поднимают в полпятого утра, в пять — погрузка в машины. В лесу даешь план до шести вечера. Если не даешь план — бригаду сажают в штрафной изолятор.

Мы как новички из шизняка не вылезали. Ночью там из всех щелей выползали полчища клопов. Спать было невозможно. Если утром дежурный был добрый, то отпускал в отряд перекусить. Злые сотрудники загоняли прямо в машины и гнали на работу. Вечером — снова в камеру за невыполненный план. А как его выполнишь, если бензопила старая, трелевочник не заводится, гусеницы у него постоянно слетают.

Надоело такое послабление режима, отказался я от всех видов работ. Вертухаи долго пугали, уговаривали, после кинули меня в ШИЗО до суда. Но с ним не торопились.

Месяц я провел в грязной камере без бани, прогулки, постельных принадлежностей. Кормили раз в сутки. Обычно давали немного обезжиренного супа и каши на воде.

Форточка на окне отсутствовала, на свет лампочки слетались комары и мошки — этот как дополнение к клопам.

После похолодало, насекомые пропали, стекло так и не вставили. Согреться было невозможно, как и уснуть. От такой жизни я даже вздернуться думал. Хорошо, что суд подоспел и меня отправили на прежний вид режима. Оказалось, зря я шизняк на поселке ругал. Обратно в родную зону меня везли через несколько пересылок.

Первая из них располагалась в этом же населенном пункте, но в колонии строгого режима. Пока формировали этап, нас кинули в помещение штрафного изолятора. Вот где самый мрак — на полу по щиколотку вода и моча, парашу вынести не дают, приходится испражняться в углу. После такого есть никому не хочется.

Спать невозможно — у нар нет настила. Реально только сидеть на железном уголке. Хорошо, что нас так продержали чуть больше суток. От спертого воздуха и вони мы уже на грани потери сознания были. Это молодые здоровые парни.

Каково же было старым и больным в таких условиях?! Тогда весь мир кричал, что содержание в советских тюрьмах приравнено к пытке — это они еще наш шизняк не видели!

ШИЗО для строптивых

Следующий свой срок я начал мотать при демократах. Они приняли закон, по которому в карцерах на ночь выдавали матрас, одеяло, подушку. Должны были также деревянные полы настелить, но с этим не торопились, так как средств не изыскали.

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?

Устроил я скандал. Дежурный даже меня по камерам повел. Нашел я свое имущество, начал спрашивать — зачем чужое брать. «Крысятник» хамить вздумал. Пришлось ему по печени пробить. Матрас я вернул, но заработал еще пятнадцать суток. Это, кстати, нововведение демократов.

При старой власти подряд больше пятнашки не выписывали — прав не имели. Но тогда сотрудникам приходилось хитрить. Это называлось — посадить через матрас. Отсидит нарушитель положенное, выйдет в зону с вещами и тут ему через пять минут новое нарушение придумают и в камеру запрут. Сейчас так не мудрят.

Сколько начальству нужно, столько и маринуют в «хате» неугодного зека.

Целый месяц я провел в каменном «мешке». Читать не дают, передачи тоже под запретом. Когда нары первый раз отстегнули на ночь, я увидел, что они сделаны из широких полос железа, которое насквозь проржавело и мокрое. К утру матрас пропитался влагой.

До конца срока он так и не высох и совсем сгнил. Из всех развлечений — утренний и вечерний обход, когда открывается «кормушка» и мужской голос спрашивает, сколько заключенных в камере. Еще три мышки приходили. Одна большая, хлеб из рук брала. Но очень доставал холод.

Мерзнешь постоянно, а согреться не можешь. Отжиматься и приседать сил нет — кормят-то плохо. Стоять и сидеть невозможно, дрожь пробирает. Шестнадцать часов медленно бродишь из угла в угол, как сомнамбула. Ночью на влажный матрас приходится ложиться. Одеяло куцее, не греет.

До утра раз двадцать вскочишь, подергаешь руками.

Никогда простудами не болел, а здесь что-то с внутренностями случилось. Каждые пять минут в туалет по-маленькому тянуть начало, причем очень сильно, а жидкость почти не выходит. Медику жаловаться бесполезно — его не дозовешься, а сотрудники отвечают, что ты, дескать, не в санатории.

Потом я уже из зоны в больницу тюремную ездил. Врач сказал, что поздно обратился — хроническая форма не лечится. Зато в исправительной колонии штрафной изолятор меня приятно удивил. Полы деревянные, тепло, кормят лучше, чем в общаковой столовой — это потому , что в зоне ход воровской.

Вот братва и постаралась, чтобы «под крышей» страдальцев наваристей питали. Еще и дневальный грев передает. Курево с чаем мне не нужны, а вот конфетам от друзей я радовался — в армии и в неволе сладкого всегда хочется. Такие комфортные условия в шизняке позволяли спать на чистом полу.

Жестко, правда, но все лучше, чем на цементе стоять. После переполненной зоны прямо отдыхаешь, если бы не одно но — нарушители насверлили в стенах отверстий. Моя камера не с краю, вот и приходилось часто грузы принимать и передавать в другие «хаты». Иначе нельзя – понятия обязывают.

Но так доставали эти движении!

Хуже было, когда подселяли пьяного или обдолбанного наркотой соседа. В ШИЗО сидят по мастям. Ко мне блатных кидали, только невменяемых сильно. Они и блевали, и выступали — приходилось их вразумлять словом или кулаком. Так я несколько врагов нажил — люди не прощают, когда ты их слабости видел и заставил вести себя прилично.

Бочка, но без Диогена.

Поверив, что в стране все меняется к лучшему, в этот срок я тоже собрался на поселение. Попал в далекие края — в Республику Ко;ми. Единственное, что изменилось в жизни зеков, — то, что их начали кормить положняком, высчитывая большую сумму из зарплаты. Но и вкалывать заставляли больше.

Если при коммунистах начальство не могло в таком масштабе воровать лес, то при рыночных отношениях его продают налево в огромных количествах. Зеки валят, распускают, перерабатывают в пиломатериалы, грузят в вагоны и машины миллионы кубов левого леса.

«Хозяин» не жалеет рабсилу — этапы приходят часто.

Не стал я терпеть положение раба и снова в ШИЗО оказался. Это какую фантазию нужно иметь архитектору и начальнику, чтобы такое построить! Начать с размера помещения. Потолки метра четыре высотой, ширина и длина камеры — полтора метра.

Большую часть пространства занимает параша. Выглядела она так — двухсотлитровую бочку срезали и затащили в «хату». Забираться на нее было трудно, как и удержаться на краю со спущенными штанами. Вынести такую лохань еще труднее.

Зато воняет она так, что глаза ест.

Нар в камере нет, спать приходится на полу, выпрямиться невозможно. По диагонали не лечь — мешает параша.

Совсем беда, если подселят соседа — ночью приходится скрючиваться, как эмбрионы в утробе матери, и прижиматься друг к другу. На окнах нет стекла. Здание стоит, считай, в лесу. Над дверью за решеткой — яркая лампочка.

В темное время суток на ее свет слетаются все насекомые округи, даже такие большие (с палец) усатые жуки. Они тоже кусаются.

Пришлось ругаться, грозить жалобами и личным суицидом. Вечером прапорщик вставил стекло, но насекомые все равно пролезали в щели над дверью. Амбре от параши просто душило. Последние остатки бодрости отнимали утренние экзекуции.

Начальник и его замы после подъема пытали пьяных. Мужики, как крепостные, все терпели и не хотели возвращаться в зоны. В некоторых исправительных колониях хуже, чем в концлагере. В других — «возвращенцев» с поселения в наказании переводят в «петушатник».

Читайте также:  Статья 161 ук рф. грабеж: определение, уголовная ответственность

Это больше в южных краях процветает.

Утро в ШИЗО начиналось одинаково. За стенкой лупили пьющих. Сначала их заламывали и били дубинкой так, что лопалась одежда. Крик стоял жуткий.

После над безропотным быдлом начинали издеваться — заставляли ползать, ходить гусиным шагом, прыгать, кричать хвалу сотрудникам.

Мне всегда неудобно за чужой позор — как можно так низко пасть! Хорошо, что меня вертухаи трогать боялись, знали, что горло перегрызу.

Так я просуществовал месяц. После суд и новая зона. Там я снова в ШИЗО попал. Замначальника на построении потребовал, чтобы все встали смирно. Напомнил подполковнику, что мы не в армии, за что тут же оказался в «нулевке».

Это очень меткое название. Дело в том, что сутки может выписать только начальник. Когда его нет, нарушителя водворяют в камеру, но в срок это не засчитывается. В «нулевке» бывает много пьяных.

Никто там не убирается. Кругом блевотина, сырость, грязь, в углу моча. На улице холодно, но стекол нет. Нар и сидений не предусмотрено, пол цементный. Да и так прилечь нереально.

Перемажешься и в «низкую масть» угодишь.

Посадили меня на дневной поверке в три часа после полудня. Начальник придет завтра в десять утра, к полудню примет решение. Столько времени надо было отстоять на ногах в каменном колодце. Два шага от любой стены до противоположной. Можно перекусить себе вены, но опять же — пол в нечистотах. Упадешь, испачкаешь чистую одежду. Если откачают, позора не оберешься.

Из окна сильно дуло, особенно под утро. Никогда не думал, что человека может так трясти. Кстати, в «нулевке» еда и питье не положены. Типа в зоне тебя нет, а в ШИЗО ты еще не переведен.

Странные здесь блатные. Протестуют и дружно вскрывают животы и вены, требуя разрешить в изоляторе курево, но не обращают внимания на такие условия содержания. Куда деваться, я выдержал и это гнулово.

К обеду следующего дня попал в камеру ШИЗО. Сотрудник и дневальный мне объяснили, что раз я с утра не стоял на довольствии, то кормить меня начнут только с завтрака.

Что толку скандалить, тем более когда прапорщик из сочувствия не поднял деревянные нары в чистой и теплой камере.

До вечера я спал. Перед пересменкой прапор объяснил, что ему попадет, и захлопнул нары. Только тогда я как следует осмотрелся. Деревянный пол, даже небольшая батарея. Бетонный столбик – упор для откинутого настила. На нем даже можно сидеть, если не боишься заболеть.

Четыре шага от стены до стены, туалет с канализацией, раковина для умывания. Словом, почти люкс. Но темно, стены закопченные, тусклая лампочка за мелкой решеткой над дверью. Ничего не видно.

В общем, не самый худший вариант, если бы не соседи за стеной. К ним продолблена здоровая пробоина — пол-литровая кружка влезала. Приходилось общаться и слушать их громкие разговоры и смех. С одной стороны — не скучно, но круглосуточный гам и обращения доставали.

За свои срока я сменил еще много ШИЗО и СУСов. Где-то сиделось сносно, в других камерах — совсем запущенно. Если в колонию заходил спецназ, то «для профилактики» нарушителей режима сильно избивали. Тех, кто отказывался ползать и лезть под нары, калечили.

Вроде и разные комиссии из ГУФСИНа в зоны заходят, прокуроры, правозащитники. Неужели такие карцеры по закону положены? Тогда почему в них так условия различаются? Нет, тут скорее всего человеческий, вернее, начальственный фактор роль играет.

Источник: http://www.tyurma.com/shizo-tyurma-v-tyurme

Алексей Навальный

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?

ШИЗО это такая маленькая комната с туалетом и раковиной, дверью и окошком (и на двери, и на окошке – решетка, естественно, это же тюрьма). В орловском ШИЗО деревянные полы, что гораздо лучше бетонных.

Поднимают в 4.30, укладывают спать в 20.30.

Вы могли бы спросить, а где же в ШИЗО кровать? А кровать в ШИЗО пристегивается к стене на период с 4.30 до 20.30. Зато есть маленький стульчик и стол, поэтому в течение дня можно спать в смешных позах, сидя за столом, или в любой позе, лежа на полу, со средним риском застудить почки, потому что полы деревянные.

Мне очень повезло, что перед тем, как попасть в ШИЗО, я прочитал книгу «Тренировочная зона», где зэк 80 lvl из Америки рассказывает, как можно тренироваться в маленькой камере, используя собственный вес. Поэтому я отжимаюсь от скамеек, торца кровати, умывальника, пола и стен и подумываю о том, как бы начать отжиматься от потолка.

Вообще в ШИЗО нормально. Ну, пока тебя не начинает провоцировать администрация. Администрация ИК-5 это делать умеет, это почти их профиль. Мне вот, например, при водворении в изолятор не дали очки, линзы, религиозную литературу, подписные издания. Не бог весть какой набор, но уж какой положен по закону.

На второй день, когда я уже хотел переходить к акциям протеста, все дали, на утро неожиданно еще и витамины выделили, и температуру повысили в камерах. Я сразу почувствовал подвох. Все стало понятно, когда приехала местная орловская ОНК, это которая «в ИК-5 очень все хорошо».

После моей речи о незаконном содержании в ШИЗО, о нарушениях в колонии и тд дама, возглавляющая комиссию, сказала: «Ну вы же знаете, у нас в стране воруют, у колонии нет денег, чтобы сделать все по закону».

Я почти видел, как она сдерживалась, чтобы в порыве материнской ласки нежно провести по багровому лицу представителя колонии.

Уходя, она сказала: «Я надеюсь, что, отсидев свой срок, вы выйдете настоящим патриотом, как я».

Как я попал в ШИЗО и, затем, в «строгие условия отбывания наказания»

Через пару дней после моего «выступления» на митинге в расположение отряда поднялись 3 сотрудника режима (я в это время занимался спортом), потом вышли. На следующее утро меня вызвали в оперативный отдел и сказали объяснить, откуда у меня мобильный телефон, который у меня нашли в кровати.

На мой естественный вопрос, что за телефон и почему он мой, мне сказали, что в памяти сим-карты записан телефон моего брата.

То, что на обыске не включен видеорегистратор, который есть у всех сотрудников, и то, что в бараке живет 50 человек, никого не смутило.

18 октября меня вызвали на встречу с адвокатом в оперчасть. Вместо этого я попал на быстрый военно-полевой суд, меня отвели в ШИЗО и сказали, что я переведен в СУОН как злостный нарушитель.

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?http://plushev.com/2015/10/21/13527/

Это письмо Олега, переданное вполне легально. У него, кстати, теперь есть фейсбук — добавляйте и лайкайте.

А также пишите письма, это важно. Большое спасибо Тане Фельгенгауэр, Саше Плющеву и «Эху» за эту акцию с письмами.

Только учтите, что сейчас он быстро всем ответить не сможет. В ШИЗО карандаш и бумагу для переписки дают на 15 минут в день.

Источник: https://navalny.com/t/611/

Шизо — штрафной изолятор в колонии: условия содержания, сроки наказания

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?

ШИЗО – что это такое и как содержатся арестанты? Давайте в начале расшифруем аббревиатуру. Камера ШИЗО – это особое тюремное отделение – штрафной изолятор в колонии.

Как правило, туда помещаются заключенные, нарушившие режим содержания, которых требуется ограничение в правах и возможностях.

Подобное перемещение арестанта более известно, как «выдворить в кандей».

Попав в штрафной изолятор в тюрьме, заключенный теряет право на свидания с родственниками и друзьями, получать и отправлять письма, посылки, иметь личные вещи в «карцере». Единственное, что разрешено иметь и вносить в штрафной изолятор – предметы личной гигиены.

Что такое ШИЗО в тюрьме?

Еще раз повторим, что такое ШИЗО на зоне.

Это специальное место наказание за нарушение заключенным режима содержания, норм поведения и другие проступки.

По словам людей, побывавших в ШИЗО в тюрьме, это самое жестокое наказание за проступки в тюрьме. Между собой они называют ШИЗО «Карцером».

Основное отличие ШИЗО от одиночной камеры в том, что в штрафном изоляторе запрещены любые свидания, связь с внешним миром и получение посылок. Кроме того, известны случаи, когда питание в тюрьмах значительно лучше, чем у заключенных, находящихся в ШИЗО.

Кроме того, изолятор в тюрьме имеет следующие ограничения:

  • Арестантам, находящимся на обучении в школе или ВУЗе, запрещено покидать камеру ради обучения, однако они вправе просить учебники и конспекты, чтобы изучать материал самостоятельно.
  • В ШИЗО запрещено получать письма, посылки и передавать устные сообщения, если у арестанта будет найден телефон, то охрана имеют право отобрать его.
  • Люди, заключенные под стражу в кандее, лишаются право регистрировать законные браки, заказывать еду и тратить на нее деньги.

Основные условия содержания в ШИЗО отмечаются большой жестокостью, влияющие в первую очередь на психологическое состояние заключенного.  На этом мы закончили разбор вопроса, что такое ШИЗО в тюрьмах, а теперь давайте поговорим о том, за что заключенных отправляют в штрафной изолятор.

Порядок водворения в штрафной изолятор

Давайте разберем все проступки и нарушения, за которые заключенного могут отправить в штрафной изолятор.

Основная причина отправки в ШИЗО – неоднократное нарушение режима содержания в тюрьме, за которое надзиратели могут применить крайние меры наказания по отношению к заключенным. Однако для применения требуется согласие администрации тюрьмы.

За что можно попасть в ШИЗО:

  • За хранение запрещенных предметов, найденных во время обыска камеры;
  • За постоянные драки, скандалы и т.д.

Однако в ШИЗО не могут попасть следующие лица, согласно статье 117 Уголовно-исполнительный Кодекс:

  1. Беременные женщины;
  2. Инвалиды 1 группы;
  3. Женщины, воспитывающие детей до трех лет.
  • Несмотря на всю жестокость пребывания в ШИЗО, арестанты, находящиеся в изоляторе, имеют право на часовую прогулку ежедневной, разговоры со священником или духовным лицом их вероисповедания, а также право на гигиенические процедуры и хранение необходимых для этого средств.
  • Но несмотря на малые разрешения, по большей части жизнь в ШИЗО ужесточена по максимуму.

На какой срок помещают в ШИЗО?

Помещение проштрафившегося заключенного в штрафной изолятор строго ограничено по времени – по закону срок пребывания в ШИЗО не должен превышать пятнадцати суток.

Однако в российских реалиях нередко заключенные могут пребывать в изоляторе более установленных законом пятнадцати суток. Происходит это по следующему принципу:

  • Провинившегося заключенного помещают в ШИЗО на 15 суток по требованию администрации;
  • По отбытии наказания, арестанта отправляют в общую камеру;
  • Но через короткий период времени, против него выдвигают надуманные обвинения, и администрация требует возвращения его в ШИЗО.

Поэтому несмотря на законные ограничения по выдворению людей в карцер, по желанию администрации тюрьмы арестант может находится в изоляторе как угодно долго.

Как выглядит штрафной изолятор?

Штрафной изолятор в тюрьме (ШИЗО) представляет собой необъяснимо маленькое помещение, как правило, не превышающее 9 квадратных метров. Небольшой окно, находящееся в ШИЗО, обычно завешивают куском железа и дерева.

  1. К обеим стенам карцера приделаны откидные нары.
  2. Поскольку в карцере может находится одновременно до девяти человек, то спать на них приходится по очереди, пока остальные пребывают в тесноте и вынуждены сидеть на полу.
  3. Днем выспаться также не получается, поскольку тюремные работники считают своим долгом «портить» жизнь заключенным и мешать им спать.

Если в карцере находится только один заключенный, то на день нары должны быть сложены, поэтому ему придется весь день провести на ногах или на полу.

Кроме того, по рассказам бывших заключенных, обстановка в ШИЗО носит довольно спартанские условия, а внутри постоянная холодная температура и сырость.

Некоторые заключенные цинично шутят, что карцер – это тюрьма в тюрьме.

Итак, мы выяснили, что такое ШИЗО и рассмотрели условия пребывания и причины, по которым туда помещаются заключенные. Штрафной изолятор – самое тяжелое место отбытия наказания с самыми ужесточенными условиями.

Обращаем ваше внимание на то, что законодательство России постоянно изменяется и написанная нами информация может устаревать. Для того чтобы решить возникший у вас вопрос по Уголовному праву, мы советуем вам обратиться за консультацией юриста в поддержку сайта.

Источник: http://ruadvocate.ru/tyurmy/shtrafnoj-izolyator-v-kolonii/

Читайте также:  Чем отличается административная ответственность от уголовной в 2020 году?

Заключенных спасут от шизофрении

Конституционный суд РФ на днях рассмотрит жалобу заключенного, который провел в ШИЗО 202 дня.

Каждый раз ему продлевали срок нахождения в штрафном изоляторе только потому, что спал по утрам на полу камеры (по распорядку должен быть на ногах с 5.00).

  • Сергей Васин в действительности не спал, а лежал, потому как стоять просто не мог — из-за тяжелого поражения суставов и костей…
  • Кадры видео, сделанного в ШИЗО колонии: заключенный Руслан Латыпов рассказывает, как потихоньку сходит здесь с ума.
  • В распоряжении «МК» оказались документы и видео, подтверждающие, что в ШИЗО люди проводят месяцы и годы, потихоньку превращаясь в инвалидов.
  • Все эти доказательства мы передали в Госдуму.
  • И они лягут в основу проекта новых правил распорядка в СИЗО и колониях, который представят на заседании рабочей группы по защите прав заключенных при ГД 31 октября.

35-летний житель Орловской области Сергей Васин был осужден за ДТП, в котором погибла женщина, на 4 года и 2 месяца.

Отбывать наказание его отправили в колонию для бывших сотрудников правоохранительных органов в поселке Скопин Рязанской области.

К «органам» Сергей имел в свое время самое непосредственное отношение — был участковым, затем следователем, но потом занялся адвокатской деятельностью. До начала 2012 года Васин был в колонии на хорошем счету и даже имел 8 поощрений.

— А потом был конфликт с администрацией, — рассказывает мама Татьяна Михайловна. — Его застали за составлением жалоб для других осужденных.

Он ведь хорошо законы знает, вот заключенные просили помочь им, а он не отказывал.

И тогда его в первый раз отправили в карцер якобы за распитие спиртных напитков.

Пил или не пил — сейчас уже не докажешь, но после этого случая из ШИЗО Васин не вылезал. У меня на руках официальный документ ФСИН — график наложенных взысканий на осужденного.

Из бумаг следует, что как только заканчивались 15 суток (максимальный срок пребывания в штрафном изоляторе), Сергей получал следующие 15 за новое нарушение. И так до бесконечности. Цитирую: «20.01.2012 в 8.00 спал на полу в камере ШИЗО», «6.02.

2012 в 6.00 спал на полу в камере ШИЗО…» Если даже не «спал на полу», то ему вменялось, что «на утренней поверке не держал руки за спиной». Постановления о водворении в ШИЗО через суд несколько раз признавались незаконными (в том числе самое первое).

Но толку-то? А самое грустное, что в штрафном изоляторе в отличие от отряда особые условия содержания.

Человек все время пребывает в замкнутом пространстве крошечной камеры, где нельзя прилечь-присесть даже на минуту. Железная кровать с 5.00 и до 22.

00 «пристегивается» к стене, то есть весь день заключенный просто стоит! А у Васина больные ноги. Неизвестно, сколько бы еще времени он провел в ШИЗО, если бы не попал в больницу.

Если тюремные медики проблем со здоровьем у него не видели, то гражданские поставили диагноз «асептический некроз головки левой бедренной кости, деформирующий коксартроз, артроз левого коленного сустава, суставная мышь». Если бы не двухсотдневное пребывание в ШИЗО, возможно, он не стал бы калекой.

В своей жалобе в КС Сергей просит признать неконституционной статью Уголовно-исполнительного кодекса, которая позволяет водворять в штрафной изолятор за малейшие нарушения. Васин ссылается на то, что Европейский суд по правам человека еще в 2007 году приравнивал содержание в ШИЗО к пыткам.

То, что это действительно пытка, понимаешь, когда смотришь видео, которое попало к нам в руки (сняли правозащитники после посещения печально известной Копейской колонии №6).

На одном из них осужденный Руслан Латыпов рассказывает о своем житье-бытье в ШИЗО, в холоде, без солнца и свежего воздуха. Он здесь ровно 23 месяца.

Постановления о водворении в ШИЗО выносились каждые 15 дней по более чем формальным основаниям, среди которых «не поздоровался», «расстегнутая пуговица» и т.п.

Другой осужденный, Владимир Фарги, рассказывает, как в ШИЗО его избивали и унижали, как насильно проводили досмотр внутренних полостей организма… Людям со слабыми нервами это смотреть нельзя.

— В российских тюрьмах и колониях до сих пор действуют устаревшие нормы УИКа — Уголовно-исполнительного кодекса, наделяющего начальников колоний беспрецедентным правом внесудебного ухудшения положения осужденных, — говорит руководитель рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания при Государственной думе РФ Владимир Осечкин.

— Именно по постановлению начальника колонии заключенного могут водворить в ШИЗО (штрафной изолятор) на 15 суток. Причем большинство начальников искренне верят, что у них есть право бесконечно продлевать срок пребывания там заключенного.

Именно поэтому и сотрудники, и арестанты называют руководителя учреждения ФСИН «хозяином», фактически хозяином судьбы и жизни. Все эти адовы придумки родом из ГУЛАГа НКВД, когда в задачи тюремной системы входило фактически истребление собственного населения.

Мы передали все материалы в Госдуму. И 31-го числа на заседании рабочей группы по защите прав заключенных будет представлен проект новых правил внутреннего распорядка и изменения в УИК.

Они запретят начальникам тюрем месяцами держать заключенных в ШИЗО. Срок беспрерывного содержания в карцере предлагается четко обозначить — не более 60 суток в год.

При этом больше чем на трое суток в ШИЗО смогут помещать только по постановлению суда.

А главное, водворить туда можно будет лишь за реальные угрозы в адрес надзирателей и других заключенных, нападения, распространение наркотиков. И значит, больные арестанты хотя бы смогут лежать на полу, когда захотят…

Источник: http://www.mk.ru/social/article/2013/10/20/933324-zaklyuchennyih-spasut-ot-shizofrenii.html

Источник: https://ugvrf.ru/shizo-v-tyurme-shtrafnoj-izolyator-chto-eto-takoe-i-na-kakoj-srok-vozmozhno-vodvorenie.html

Омбудсмен Любовь Анисимова находит законодательный пробел в вопросах нахождения заключенных в ШИЗО

Омбудсмен Любовь Анисимова находит законодательный пробел в вопросах нахождения заключенных в ШИЗО

Что такое ШИЗО в тюрьме в 2020 году? Как расшифровывается?

Любовь Анисимова.

  • Уполномоченный по правам человека в Архангельской области Любовь Анисимова считает необходимым обратить внимание коллег и экспертов на проблему содержания заключенных в штрафных изоляторах.
  • Вопрос, по ее словам, требует регулирование с помощью законодательства, а не распорядительных писем исправительных учреждений, что имеет место в настоящее время.

Слово «ШИЗО» знакомо каждому, кто когда-либо имел соприкосновение с российской исправительной системой.

Оно расшифровывается как штрафной изолятор и представляет  собой отделение в системе исправительных учреждений, где расположены камеры для нарушителей режима содержания.

Водворенный в штрафной изолятор существенно ограничен в правах. Ему запрещаются свидания, телефонные разговоры, получение посылок, передач и бандеролей и так далее.

Следует отметить, что уголовно-исполнительное законодательство регламентирует предельно допустимый срок водворения в ШИЗО, установленный п. «в» ч. 1 ст.

115 УИК РФ – до 15 суток, однако не содержит каких-либо норм, ограничивающих количество повторных водворений в штрафной изолятор, или норм, не допускающих непрерывного длительного содержания осужденных в ШИЗО в случае совершения ими повторного нарушения в данные период.

Заметим, что в свое время в статье 54 Исправительно — трудового кодекса РСФСР, действовавшего до декабря 1996 года, законодатель предусматривал ограничение общего срока пребывания в штрафном изоляторе в течение одного календарного года шестьюдесятью сутками.

Полагаем, что отсутствие в современном отраслевом, в частности, действующем уголовно-исполнительном законодательстве, норм о предельном сроке содержания в штрафном изоляторе в течение года, имевших место в прежнем исправительно-трудовом законодательстве, по нашему мнению, не должно существенно ограничивать правовое положение осужденных, водворяемых в ШИЗО.

Вместе с тем, одной из основных целей Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 14.10.

2010 № 1772-р, является гуманизация условий содержания лиц, заключенных под стражу, и лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, повышение гарантий соблюдения их прав и законных интересов в соответствии с международными стандартами.

Источник: http://euro-ombudsman.org/ombudsmen_activities/russia/ombudsmen-lyubovy-anisimova-nahodit-zakonodatelyny-probel-v-voprosah-nahozhdeniya-zaklyuchennh-v-shizo

Все о ШИЗО в тюрьме и о том, за что туда попадают

— В ШИЗО можно загреметь за всякую ерунду. Самое серьезное, например, пришел ты с «биржи» пьяненький, это раз. Утором ты не встал по подъему, либо после обеда пришел в барак и захотел прилечь. А «палёвщик» проморгал «вспышку». Или другая ситуация: пошел ты в соседнюю секцию в картишки «шпилить». Не в картишки, так в нардишки.

И опять «палёвщик» проморгал. И опять ШИЗО. Можно взять еще много и много разных ситуаций, но самое интересное – это ШИЗО. На ШИЗО тебя направляют, во-первых, выписали тебе постановление, а суда еще нет. «Крестины» сегодня вечером, т.е. суд. Тебя «крестили», все. Получается, дали от трёх до пятнадцати суток, опять же, смотря за что.

Если тебя привели с «биржи» полупьяного, конечно, тебе, не задумываясь, «пятнашку» дадут. Опять же, поправлюсь, если ты какой-то крутой специалист, то тебе с выходом дадут. А если тебя поймали в бараке, играющим в карты или нарды под интерес, то никакого вывода. Или спящего тебя поймали, либо ты отказался от хозработ, это тоже строго наказывается. Но это тоже полбеды. Пошел ты на суд.

«Хозяин» тебе присудил пятнадцать суток. После суда конвой ведет тебя в медчасть. Тебя врачи уже знают, какое у тебя состояние здоровья. Другими словами, гипертония у тебя, позвоночник сломанный или ты хромаешь, или например, боишься закрытые помещения. Если у тебя состояние здоровья на пятерочку, езжай, Коля, в ШИЗО. В общем, меня уже «окрестили», после санчасти меня уже в ШИЗО переводят.

Привели в ШИЗО, заводят в раздевалку. Говорят, чтоб снял все с себя, оставляешь только носки и трусы. Зимой выдают «ШИЗОвское» нательное белье, т.е. рубаху и штаны, форменный костюм ШИЗО – то же самое, штаны и рубаху, т.е курточку. Большими буквами сзади написано «ШИЗО».

Ну и, конечно, на коленях то же самое написано. Выдали тебе костюм один, костюм другой, тапочки, если свои не принес, тоже «ШИЗОвские». Ну, мало ли, ты поехал, ты уже знаешь, что тебе в ШИЗО. Может, ты в своих тапочках там натырил курить, чай, бублики, печенье, разное бывает. Так вот.

Переодели, оформили вас в камеру не работающую, т.е. без вывода. А я же, допустим, курю. Ладно, если тебе дали суток пять, это еще полбеды. Не чифирить, но там же утром дают чаёк, хоть какой, но он горячий. Садят вас в камеру двухместку, либо четырехместку, либо в шестиместку.

Либо самая большая камера – восемь человек. Все зависит от нарушения.

В пять часов утра, как не греши, подъем, сдаем матрасики, идем на оправочку, рыло – мыло моем. Кто-то в это время, пока инспектор не видит, успевает накуриться. Есть ребята толковые, с собой в камеру тащат. Было и со мной такое. Притаскиваю я в камеру три сигареты, немного «ширкала» и одну спичку.

В результате – нас было шесть человек – мы на двоих по сигаретке как дали. Открывается «кормушка», а там дым – топор вешай, он будет висеть. Инспектор тут же открывает «робот» и спрашивает, кто курил? Все стоят на «кумаре». Он дает всем шестерым бумагу и ручку и говорит: со всех объяснительная.

Конечно, один за шестерых пишет объяснительную, мол, да, я курил, во время сдачи одеяла, матраса, подушки и постельного белья, инспектор не видел, как я вытащил у себя из фуфайки сигарету. Хотя, когда ты идешь в ШИЗО, тебя уже должны были прошмонать. Ты туда не можешь пронести ни сигареты, ни спички, ни зажигалки. Ну, никак не можешь.

Читайте также:  Превышение пределов необходимой обороны: статья ук рф в 2020 году

Тебя «дежурки» после «крестин» шмонают, в ШИЗО приходишь, тебя переодевают. Ну, пацан написал, как было: я принес с собой. Но при этом ему заблаговременно положили в карман сколько надо. И ему выписали, находясь в ШИЗО, а это злейшее нарушение — курение в камере, еще пятнадцать суток.

Спросите, а как он пять суток не отсидел и еще «пятнашечку»? Очень просто: пять суток отсидел, сегодня он днем выходит, помылся, побрился, может ночь в бараке проспать, и на следующее утро приходит конвой или вызывают по «громкой» и поехали обратно. Либо наоборот. Самый оптимальный вариант: сегодня я выхожу в 11.

00, сходил в баню, помылся, побрился, пообедал, матрас свернул и пришел обратно и говорю, все, пошли, что тянуть резину, у меня еще «пятнашка». Да, тут уже на усмотрение администрации могут тебя закрыть по не истечении суток, а могут по истечении суток. Сегодня тебя выпустили, завтра закрыли.

Распорядок дня в ШИЗО такой

Повторюсь, в 5.00 подъем, плюс минус сдача матрасов, моешься, бреешься, в туалет идешь. Потом завтрак, ближе к 6.00. У администрации пересменок. С 9.30 до 12.00 успевает всё ШИЗО погулять, нам положен час прогулки За это время, на кого-то хватает двориков, а на кого-то нет. И все в одной массе не ходят, не гуляют.

Положен три на два прогулочный дворик, не имеет разницы шесть вас человек вышло, два вас вышло, пожалуйста, камера, все, гуляем. За это время, пока идет прогулка, ходит врач, спрашивает про жалобы на здоровье. Я слышу, что врач ходит, в «кормушку» постучал, говорю, у меня голова болит.

Если врач нормально к этому относится, спросит имя фамилию, конечно, ты представляешься. Спрашивает когда заболела, сильно ли болит, температура есть. Дает градусник. Либо выводит тебя в кабинет инспектора ШИЗО.

Там ты сидишь под конвоем, измеряешь температуру, давление и, если ты не врешь, и у тебя температура, давление, тебе дают лекарство, может даже уколоть. Потом возвращаешься обратно в камеру.

Потом с 12.00 до 13.00 начинается обед по закону. Нас накормили, напоили. Еще, мне выписали пятнадцать суток, сегодня допустим, одиннадцатые сутки. По истечению десяти суток, если меня из ШИЗО не выгоняют, мне положена баня. А тут уже не имеет разницы: с этой камеры один пойдет, с соседней камеры пойдут. Камера-то одна, но кабинки разные.

В бане я могу словиться с Ваней, Федей, Толей, Петрухой, т.е. помещение, получается, одно, кабинки до потолка достают, а инспектор же не будет бегать в этой душегубке. Он просто нас в камере закрыл, мойтесь, через полчаса за вами приду. Конечно, мы там можем накуриться, расслабиться, чифирнуть, кто-то где-то что-то приготовил, может и баня эта не нужна.

Баня по истечении десяти дней, как к бабке не ходи. Получается баня с 13.00 до 16.00, в 17.00 в ШИЗО ужин. С 18.00 до 21.00 ходите, пятый угол гоняете. Если тебя инспектор в ШИЗО поймал спящим, не знаю, как ты с ним будешь разговаривать. Первый раз он скажет, ты, что такой «оборзевший», тебе итак «пятнашку» за сон дали ты еще и здесь спишь.

Ты, конечно, можешь послать его, он, даже не задумываясь, пойдет к себе в кабинет раппорт на тебя строчить. Или же наоборот, скажешь, голова закружилась вот прилег. Он скажет, ну ладно. Есть смены-то нормальные. Пообедали, попадали, ну и хорошо. В 20.45 или 20.30 даже могут выдать матрасы, отбой, спим. Хорошо всем, весело. И так получается, каждый божий день.

С ШИЗО на работу не выгоняют, если у вас стоит в бумажке «без вывода», вы так и будете сидеть. А если в бумаге стоит с выводом на работу, даже если вы на «бирже» не работаете, а это не имеет значения, можете на территории ШИЗО работать, т.е. дрова рубить, таскать, снег чистить. Опять же, у тебя написано с выводом на работу, а ты не идешь, все, тебе ДПешечка.

Надо во времени лавировать, и если у вас все получается, то пятнадцать суток отсидел, вышел и пошел домой, т.е. на барак. А там как обычно, баня, чифир, близкие, родные.

Источник: http://politika-v-rashke.ru/vse-o-shizo-v-tyurme-i-o-tom-za-chto-tuda-popadayut/

Записки заключенного: наедине с наказанием

Заключенные, выходившие из ШИЗО, выглядели плохо. Бледные, я бы даже сказал «прозрачные», — настолько неестественен был цвет их кожи.

Изможденные и исхудавшие, они разговаривали полушепотом, и все их движения были какие-то неуверенные и слегка замедленные. Они мне напоминали привидения, которые случайно попали на свет.

Конечно, это состояние быстро проходило, но по нему можно судить об условиях содержания в штрафном изоляторе.

© Sputnik / Виктор Толочко

Не Хилтон

Зеки очень любили говорить про «день летный, день пролетный» — своеобразную практику кормления в ШИЗО, когда давали горячую еду через день. В «пролетные» дни не кормили вообще. Несмотря на то, что это безобразие уже в прошлом, до недавнего времени паек в ШИЗО и в жилой части зоны сильно различался.

В штрафном изоляторе не давали яиц, порции были мизерными (знакомый рассказывал, как смог намотать, именно намотать, всю овсянку, которую дали на завтрак, на столовую ложку), еда была прохладной и с минимальным количеством жира.

Буквально несколько лет назад в ШИЗО начали кормить, как и в остальной части зоны: это совпало с общим урезанием пайков.

Кормежка в ШИЗО важна, поскольку организм там находится на пределе возможностей, ведь «штрафной изолятор — это вам не Хилтон», как однажды сказал кто-то из администрации. Условия, в которых содержат нарушителей, действительно плохие. Зимой там холодно, летом душно, хотя милиция и открывает окно, если зеки попросят.

Постельное белье и одеяло с матрасом в ШИЗО не выдают, зеки спят на деревянных нарах, под голову подкладывают либо сложенное вафельное полотенце, либо тапок, завернутый в него.

Окрашенные доски в нарах расположены не вдоль, а поперек, что очень больно отдается в замерзших боках, причем крашеная поверхность не прогревается и быстро остывает. Некоторые зеки говорили, что в ШИЗО теплее спать на полу, чем на нарах.

Периодически среди ночи приходится просыпаться и либо отжиматься, либо приседать, чтобы согреться.

Из вещей в камеру можно брать тонкую робу, которую выдают в изоляторе, небольшое вафельное полотенце, — его тоже дают, мыло, мыльницу, тапки, носки, нижнее белье и предварительно изрезанную туалетную бумагу. Зимой вместо трусов разрешают брать комплект нательного белья.

© Sputnik / Виктор Толочко

Отбой в девять вечера, подъем в пять утра. Раз в неделю зеков водят мыться в «баню» (зоновская душевая), где они пытаются отогреться.

В самой камере, кроме пристегивающихся к стене нар, есть только очень тонкий стол и две не менее тонкие скамейки, все это прикручено к полу и рассчитано по высоте и ширине так, чтобы долго сидеть на них было невозможно. О том, чтобы подремать на скамейке, положив голову на стол, думать вообще не приходится, поскольку уже минут через десять в таком положении начинает сводить спину.

Если раньше милиция смотрела сквозь пальцы на то, что зеки иногда днем спали прямо на полу, то потом за это начали гонять, и нарушителям ничего не осталось, кроме как целый день ходить по холодной камере из угла в угол либо сидеть на узкой, обитой металлом скамейке.

Курение — друг

Единственной отрадой для курящего зека в таких условиях остаются запрещенные в ШИЗО сигареты.

Курение в изоляторе — это целый культ. Мало того, что заключенные крутят специальные «торпеды», которые засовывают в себя, чтобы пронести в ШИЗО, так они еще разработали целую систему передачи сигарет между камерами.

Милиция же разработала свою систему для того, чтобы перехватывать эти сигареты.

Процесс доставания из себя «торпеды» называется «расторпедированием». Если в ШИЗО едет опытный нарушитель, милиция будет до последнего выжидать, прежде, чем пойдет обыскивать его и камеру. Зек, в свою очередь, будет до последнего носить «торпеду» в себе, пока в достаточной мере не убедится, что «шмонать» (обыскивать) больше не придут.

«Расторпедировавшись», заключенный все прячет. Поскольку милиция знает камеры в ШИЗО досконально, и там нет потайных углов, зеки применяют всю свою изобретательность, чтобы спрятать сигареты. Под плинтусами, за вытяжками под самым потолком, за батареями, приклеивая их на мокрую туалетную бумагу, в канализации — везде! То есть заключенные превращают в тайник всю камеру.

При этом из рабочих инструментов у них только ложка, которую выдают во время приема пищи, и, если есть, какая-нибудь аккуратно отломанная железяка, тоже потом припрятанная. Человек неподготовленный, зайдя в камеру ШИЗО, никогда не поверит, что там можно что-нибудь спрятать от обыска, поскольку, кроме туалета, пристегнутых нар и стола со скамейками, ничего больше не увидит.

Но и милиция не дремлет. Она постоянно вскрывает новые «нычки» (тайники), чаще всего, благодаря стукачам, но иногда и сама находит. Контролеры периодически втихаря заглядывают в глазки, сделанные в дверях, чтобы подловить зеков, когда те курят или прячут сигареты, и постоянно обыскивают заключенных и камеры.

Но вот сигареты спрятаны, и зек готовится к «сработке».

«Сработкой» называется передача сигарет между камерами. Это очень сложный процесс. Сначала заключенные выясняют, кто где сидит, и договариваются о времени и способе передачи. Чем меньше слов при этом используют, тем лучше, поскольку милиция все эти разговоры может услышать, ведь переговариваться приходится по вентиляции, либо же через коридор.

После, в условленное время, когда по звуку, или глядя в щель, если она есть, определяют, что никого из милиционеров в коридоре нет, начинается «сработка».

Вообще у опытных зеков, долго сидящих в камере, открывается какое-то шестое чувство, они, исключительно по звукам, по каким-то теням, увиденным в тончайшую щель, и при помощи логических умозаключений практически всегда и безошибочно определяют, что происходит в коридоре. В ШИЗО эта способность важна, поскольку от того, как правильно определят зеки ситуацию в коридоре, зависит успешность «сработки».

И вот в коридоре никого.

Зеки в разных камерах плетут «коней» (специально скрученные нитки, довольно тонкие и прочные), и дальше, в зависимости от того, как будут передавать сигареты, — через канализацию, либо по коридору, — «замываются», или же в щелочку под дверью запускают «стрелу». Главное, чтобы нитки из разных камер переплелись, и можно было «навести дорогу», по которой и потянут сигареты. Естественно, все стараются делать в полной тишине, чтобы не привлечь внимание контролеров.

Полпроблемы

Получить сигареты — это решить всего лишь половину проблемы, их еще нужно скурить.

Вообще, в нашем ШИЗО нарушения за курение не «давали», поскольку милиционерам было невыгодно признаваться начальству в том, что они допустили в штрафном изоляторе нарушение запрета. Поэтому, если зеки попадались, когда курили, то у них просто отбирали сигареты, а «бумагу писали» за какой-нибудь другой «косяк».

Когда же милиция заходила в камеру, где было накурено, то лишь ругалась, даже не проводя обысков: все равно уже бесполезно. Но вот если охранники видели в глазок, как зеки курят, то «шмона» было не избежать.

Мне рассказывали комичный случай, произошедший в ШИЗО. Один раз милиционеры увидели в глазок, как парни в камере закуривали. Контролеры начали открывать дверь, чтобы забрать сигареты. Пока они возились с замками, один из заключенных (скажем, Сергей) спрятал сигареты «по зажимухе» (когда не успеваешь или просто не можешь засунуть «запрет» в себя, то просто очень сильно его зажимаешь).

Зеков раздели до трусов, вывели в коридор, и пока контролеры прощупывали швы на робах, заставили приседать. Ни у кого ничего не выпало.

И тут один из охранников заметил, что у Сергея торчит кусочек туалетной бумаги, в которую он завернул сигареты, прежде, чем «зажать». Контролер спросил, что это.

Сергей, даже глазом не моргнув, ответил: «Ничего». «Достань», — сказал ему охранник. «Не достану», — ответил Сергей.

Делать нечего, вызвали офицера. Офицер пришел, посмотрел, — действительно торчит. «Отдай», — сказал офицер. Сергей отказался. В это время все зеки, которые были в ШИЗО, уже покатывались со смеху.

Офицер потоптался, оценил ситуацию, свои возможности, и вызвал врачих. Среди работниц санчасти проктолога не оказалось, поэтому они тоже забуксовали в самом начале и дальше слов «отдай» не сдвинулись.

Примерно через час в ШИЗО наблюдалась следующая картина: в коридоре стоят несколько голых зеков, у одного сзади торчат сигареты, завернутые в туалетную бумагу. Вокруг них в нерешительности топчется несколько контролеров, медсестер и офицеров, и никто не знает, как их вытащить из Сергея.

Но время идет, нужно заводить людей обратно в камеру. Делать нечего, пришлось вести. Когда ребята зашли, то буквально попадали на пол со смеху.

Минут через двадцать в двери приоткрылась «кормушка» (закрывающееся квадратное окно, через которое подают еду), в нее заглянул один из милиционеров и скромно попросил у Сергея отдать хотя бы одну сигарету, чтобы можно было отчитаться перед начальством за удачно проведенный обыск. Сергей отдал.

По документам ШИЗО стоит на предпоследнем месте по строгости среди наказаний (самым суровым считается БУР (барак усиленного режима), другое название ПКТ (помещение камерного типа). Но по факту самое тяжелое — это ШИЗО, поскольку в БУРе разрешено все, что можно иметь в колонии, но в урезанном виде. В ШИЗО же человек остается один на один со своим наказанием.

Источник: https://sputnik.by/society/20170319/1027896737/kak-zakluchennye-vyzhivayut-v-shizo.html

Ссылка на основную публикацию