Ангел Хранитель Рассказ

Рассказ: «Ангел Хранитель», написан в 2015 году.
Автор: Александрова Оля, 16 лет.

ГЛАВА 1
Многие думают, что детство было самым лучшим и приятным временем их жизни, но это не так. Детство — самые тяжёлые годы (Эммануил Кант).
Солнце только вставало, а Таня уже на ногах. Небо было чистое, всё предвещало хорошую погоду. Несмотря на это настроение у Тани было наиотвратительнейшее. Как только девочка встала и вышла во двор, тут же споткнулась о ведро воды. (У матери Тани были преждевременные роды, девочка родилась на три месяца раньше. Врачи совершили ошибку и испортили девочке зрение. До одиннадцати месяцев она ничего не видела. Потом перенесла три операции и зрение одного глаза частично удалось вернуть. Потому Таня и не заметила ведра и споткнулась.) Измочив ночную рубашку, она с досадой пошла в дом. Это происшествие стало первой, но не последней неприятностью в то утро.
Когда Татьяна пришла в школу, то обнаружилось, что в классе появился новый мальчик.
— Знакомьтесь, дети, это наш новый ученик — Егор Ратмиров, — сказала учительница.
Егор стоял перед классом ничуть не смутившись. Это был высокий, темноволосый мальчик четырнадцати лет, с карими глазами, решительным подбородком, высоким лбом и прямым, открытым взглядом. Тридцать пар глаз было устремлено на него. А его взгляд остановился на девочке с огненно-рыжими волосами. К ней за парту он и решил сесть. Это была Таня, та самая, у которой день не задался ещё с утра. Она взглянула на Егора сквозь большие очки своими то ли серыми, то ли тёмно-голубыми глазами. Мальчик невольно вздрогнул под этим взглядом. Обычно добрая и понимающая Таня сейчас смотрела холодно и с каким-то презрением. Егор бросил ещё один недоумённый взгляд и отвёл глаза. Татьяна склонилась над тетрадью. Только сейчас Егор заметил, что эта девочка пишет не так, как все. Вместо обычной тетради у неё на парте лежала железная пластина с множеством мелких отверстий и что-то похожее на тетрадь с толстыми листами, но без линий и клеток. Присмотревшись, Егор прочел надпись «Тетрадь для письма по Брайлю». Это его удивило. Вместо простого учебника у неё была толстая книга без обложки и картинок на титульном листе, только на корешке было написано «География». Обыкновенной ручки для письма у неё не было — в руке она держала что-то наподобие шила. «Странная девочка», — подумал Егор.
Урок географии быстро закончился. За ним прошёл и урок истории. На большой перемене перед литературой к Тане подошла Женя, сидящая за соседней партой, и спросила:
— Как тебе новый мальчик, Егор, кажется? Симпатичный, правда?
Таня повернулась к ней и резко ответила:
— Я оцениваю людей по душевным качествам, и мне абсолютно всё равно, какая у него внешность. И вообще, что ты пристала ко мне с этим новеньким? У меня и без него дел хватает.
Егор в это время стоял неподалёку и разговаривал с мальчишками (он очень быстро со всеми познакомился). Когда прозвенел звонок, Егор неожиданно подошёл к Тане, встал у неё за спиной и, подняв её длинную огненную косу, провозгласил на весь класс: «Морковка, морковка, морковка!» Татьяна молниеносно вскочила, обернулась к оскорбителю, схватила прибор, ту железную пластину с отверстиями-клеточками, и изо всех сил стукнула ею по голове обидчика. Все только рты раскрыли от удивления. В этот момент в класс вошёл учитель.
— А где Эмилия Вячеславовна? — раздались возмущённые голоса из разных уголков кабинета.
— Она заболела. Сегодня урок у вас проведу я. Что здесь происходит? Латышева, ты дерёшься? Что это значит?
Учитель вопросительно смотрел на Татьяну и мальчика рядом с ней. Таня опустила прибор и с независимым видом села на место. «Что это значит?» — повторил свой вопрос учитель уже требовательнее. Татьяна продолжала упорно молчать.
— Да просто Егор назвал её рыжей, и она его по башке этой штукой ударила.
С этими словами светловолосый мальчик указал на Таню и на прибор. Николай Яковлевич, не говоря ни слова, подозвал Егора к себе. Он повиновался.
— Встаньте, Латышева! — раздался громкий голос учителя. — Подойдите ко мне.
Когда виновники торжества стояли у учительского стола, учитель продолжил:
— За что ты дёрнул Таню за волосы? — обратился он к Егору.
— Мне захотелось подразнить её, — прямо ответил мальчик.
Николай Яковлевич обратился к Тане:
— Ты не умеешь справляться со своими эмоциями?
И вот сейчас она не сдержалась: «Никто не имеет права называть меня рыжей, а тем более морковкой. Особенно он!» С этими словами она бросила уничтожающий взгляд на Егора. А увидев прямой взгляд мальчика, устремлённый на неё, невольно отвернулась.
— В наказание вы будете должны помириться прямо сейчас при всех, — сказал учитель. Таня открыла рот, чтобы возмутиться, но учитель так посмотрел на неё, что она невольно согласилась.
Так произошла первая ссора и первое примирение будущих влюбленных.

ГЛАВА 2
Таня изо всех сил пыталась хоть на мгновение забыть, что сидит рядом с врагом, поэтому целиком отдавалась «Истории абсолютизма в Европе». На перемене вдруг прямо под локоть ей подсунули леденец. Она обернулась. Это был Егор. Он смотрел на неё. Таня взяла леденец, встала и выбросила его в урну. Егор был в недоумении. Он никак не ожидал такой реакции. А Татьяна уже преспокойно сидела за партой и читала историю. Егор тоже сделал вид, что ничего не произошло. Но периодически исподтишка бросал на Таню восхищённые взгляды. Девочка же ничего, кроме ненависти, к Егору не испытывала. Он оскорбил её достоинство, и она не намерена его прощать. В тот день Таня старалась больше не встречаться с ним на переменах. «Мне его и на уроках хватает», — думала она. А если ей и приходилось сталкиваться с ним, то она с высокомерным видом проходила мимо, не замечая его.
Мальчик сразу завоевал симпатию всего класса. Мальчишки считали его лучшим другом. Многие девочки были влюблены в Егора. Но Татьяна оставалась непреклонна. Спустя несколько недель Егор сказал своему лучшему другу Саше:
— Я обещаю тебе: она будет моя.
— Ты уверен? — с усмешкой и недоверием спросил тот.
— Да, — ответил Егор.
— Хорошо, давай пари! — загорелся вдруг Саша.
— Давай, — согласился Егор.
— На что спорим? — спросил Саша.
— Давай, если я проиграю, то отдам тебе свой новый велосипед. Согласен?
У Саши засветились глаза.
— А если ты проиграешь, — продолжал Егор, — то ты расскажешь об этом всему классу. Должен будешь встать и сказать, что она стала моей. Согласен?
— Ага, — ответил Саша. И на этом они расстались.
Спустя примерно неделю перед восьмым «а» поставили задачу: организовать концерт. После долгих споров все пришли к единогласному решению: поставить несколько музыкальных номеров и прочесть стихи. Но тут поступило предложение от Кристины Ермаковой — показать пьесу «Алые паруса». Ребятам идея понравилась: «Это хорошо, что концерт станет длинным!» Все единогласно согласились.
— Роль Грея будет играть Егор, — выступила вперёд Ксюшка Петрова. — Возражения есть? Вот и славно. Возражений нет! Я думаю, на роль Ассоль лучше моей кандидатуры не найти. Я права?
— Да, — раздалось из одного угла. А из противоположной стороны класса послышались возмущённые голоса.
— Как ты будешь играть Ассоль, если у тебя даже фантазии нет! — сказала Люба Калтенкова. — Я считаю, что роль Ассоль сможет сыграть только Таня Латышева.
— Ни за что! — возмущённо вскричала Таня. — Нет! Я против!
— А почему бы и нет, Таня? — сказал Андрей Сергеевич, входя в класс. — Я лично вполне поддерживаю предложение Любы. Мне кажется, у тебя получится. Почему бы и нет. Попробуй!
— Нет! Ни за что! — отчеканила Татьяна, тряхнула головой и вышла из класса. Лицо Егора оставалось неподвижным, но в душе он был уже не так спокоен, как раньше.
После школы Таню догнала Люба.
— Тань, подожди!
Девочка обернулась и посмотрела на внезапно появившуюся подругу.
— Ты хочешь о чём-то меня спросить, — догадалась Таня.
— Да. Мне нужно очень серьезно поговорить с тобой.
— Я слушаю.
— Давай присядем, — предложила Люба. — Ты не хочешь играть роль Ассоль из-за Егора? Да? Только не ври. Я не разбалтываю секреты.
— Из-за него, — кивнула Таня.
— Его можно заменить, но кроме тебя на эту роль никого нельзя найти.
— Сыграй Ассоль ты, — неожиданно предложила Таня.
— Нет, — ответила Люба. — Я не такой человек. Я — реалист. Ассоль же не реалистка.
— Если честно, я всю жизнь мечтала сыграть эту роль, но я ненавижу Егора. С ним играть не стану, — призналась Таня.
— Его может заменить Антон.
— Может, но согласится ли Егор?
— Тань, да не волнуйся. Ему абсолютно всё равно на эту роль.
— Давай попробуем, — согласилась Таня.
— Завтра первая репетиция. Ты знаешь текст?
— Немного. Я схожу сегодня в библиотеку и возьму книгу.
— Пойдём вместе, Тань. Может быть, и я себе что-нибудь подберу.
Девочки направились в библиотеку.
— Мне очень хотелось бы сыграть эту роль, но я ненавижу Егора и не смогла бы играть с ним в паре, — словно размышляя вслух, произнесла Таня.
— За что ты его так не любишь? — Люба вопросительно посмотрела на девочку.
— Он оскорбил меня перед всем классом! — Татьяна вспыхнула. — Он не имел права так поступать!
— А ты не думала, что ты ему сразу понравилась. Ведь неспроста он сразу подсел к тебе. Таня отрицательно покачала головой.
— Даже если и так, — размышляла она, — меня это совершенно не волнует.
— Какая же ты упрямая! — заявила Люба.
— Я знаю, — с улыбкой заявила Татьяна. — К сожалению, меня уже не переделаешь. Вот ты можешь измениться?
— Да, могу, — подумав, сказала Люба.
— А я какая есть, такой и останусь! Если кому-то что-то не нравится, то пусть катятся на все четыре стороны! Будет больно, но я вынесу!
Люба посмотрела на подругу с восхищением.
— А если ты ему и правда нравишься, Тань?
— Мне всё равно. Он не способен любить искренне и по-настоящему.
— Таня, зачем ты так? Ты же его совсем не знаешь!
— По нему это сразу видно. Я, конечно, плохо вижу, но моё предчувствие меня никогда не обманывало.
— Тебя не переделать, — вздохнула Люба.
Девочки договорились, что роль Ассоль будет играть Таня, а роль Грея — Антон. Сложность была в том, чтобы уговорить на это классного руководителя.
Они приступили к осуществлению своего плана на следующий день. Антон согласился очень быстро. С классным руководителем было потруднее. Наконец всеобщими усилиями удалось.
Первая репетиция должна была состояться вечером в актовом зале. Таня с неудержимым волнением ждала этого. И вот уроки закончились. Все участвовавшие в пьесе пришли в зал.
— О, нет! — испугалась Таня. В кресле в первом ряду восседал Егор.
— Боже, это самое худшее, что могло произойти. Зачем он пришел? Ведь он не играет! Репетиция началась, а он всё не уходил. «Ужасно трудно играть, когда на тебя смотрит человек, которого ты ненавидишь», — думала Таня, читая очередной диалог. Люба решила в спектакле не участвовать и сидела позади Егора, а потом, чтобы лучше видеть подругу и поддержать, если нужно, пересела в первый ряд. Теперь она могла видеть и то, что происходит на сцене, и наблюдать за Егором. Когда Таня читала текст, он с оживлением смотрел на неё. Иногда его глаза загорались ярким светом. Люба видела это и сообщила Тане об увиденном сразу после репетиции. Но та не придала этому большого значения:
— Может, он и смотрел на меня, но только для того, чтобы найти в моём выступлении какие-нибудь ошибки и посмеяться надо мной, а насчёт глаз тебе просто показалось.
Люба подумала, что стоило бы обидеться на это, но передумала:
— Таня, да услышь ты меня наконец! Он не такой, каким ты его себе представляешь. Он вполне нормальный и незлой человек, а за волосы дёрнул тебя просто для того, чтобы завладеть твоим вниманием.
— Я не верю, — стояла на своём Таня. — Он должен думать, что совершает. Смотри, Люба, он даже не извинился. Он невоспитанный и аморальный.
— Каждый человек имеет право на ошибку, — не унималась Люба. — Он неправ, но и ты неправа.
— Слушай, Люба, не трать время впустую. Я не поменяю своего мнения, пока он сам не докажет обратное, так что можешь не стараться. Пока. До завтра. Я пошла домой. Хочу начать читать новую книгу уже сегодня.
Таня оделась и вышла из школы. Пройдя несколько десятков метров, девочка услышала быстрые шаги за спиной. Она резко обернулась. К ней шёл, а точнее чуть ли не бежал Сашка Борисов. Она на секунду остолбенела. Саша был лучшим другом Егора. Ей совершенно не хотелось видеть друга злейшего врага. Когда мальчик подошёл ближе, Таня увидела, что он задыхается. Его лицо было ужасно бледным, а может просто так казалось в тусклом свете фонарей.
— Что случилось, Саша?
— Ты не видела Егора?
— Нет, а что случилось?
— Просто он после репетиции пропал куда-то. Вот ищу его теперь.
— Я не видела его, — сказала она и зашагала вперёд. А Сашка остался стоять на тропинке. Придя домой она села за книгу. Читала долго. А потом вдруг вспомнила, что стоило бы повторить роль. Взяла сумку, стала искать листок с текстом и вдруг наткнулась на цветок и записку. Что это? Откуда? Она достала цветок. Это оказался белый тюльпан. «Красивый и нежно пахнет», — подумала Татьяна. Потом взяла записку и начала читать. Буквы были большими и читать было легко: «Прости. Я совершил очень бестактный поступок. Я не должен был дёргать тебя за волосы. Мне очень хотелось бы, чтобы мы стали друзьями. Егор». Прочитав, она сунула листок в тумбу.
— Значит, это от Егора. Неожиданно. Но об этом я подумаю позже, а сейчас надо учить роль! — сказала Таня самой себе и принялась за текст.
Придя в школу, она первым делом подошла к Егору.
— Мы никогда не станем друзьями! — сказала она и ушла. Егор был явно удивлён таким ответом. Саша в тот момент находился рядом и видел всё.
— Я же говорил, что у тебя ничего не выйдет.
— Ещё не вечер, — с загадочным видом произнёс Егор. В ответ Саша ухмыльнулся и ушёл. За всем этим стояла и наблюдала Ксюша. Она дождалась, пока уйдут остальные. И когда в раздевалке остались только она и Егор, Ксюша спросила:
— Тебе нравится Танька?
— Тебя это не касается, — хмуро и с явным раздражением ответил он.
— Зачем она тебе? В тебя влюблены полкласса. Одна она не смотрит в твою сторону. Неужели я чем-то хуже?
— Слушай, Ксюш, я не думаю, что этот разговор имеет смысл. Продолжать его не стоит.
И он вышел. Люба случайно стала свидетелем этой сцены. Она не слышала, о чём говорили ребята, но видела, что они вдвоем задержались в раздевалке и что потом раздражённые выходили по очереди. Об этом она рассказала Татьяне.
На следующий день после репетиции Таня и Люба из школы шли вместе и увидели, как Егор провожал Ксюшу домой, неся её портфель. Ксюша громко смеялась и беспрестанно болтала. Тане при виде этого стало почему-то не по себе. С этого дня девочки не общались ни с Егором, ни с Ксюшей. Всё это время Таня при виде Ксюши испытывала какое-то странное чувство. Какое, она пока не знала.
И вот наконец наступил тот долгожданный день — концерт. В среду по окончании уроков восьмой «а» должен показывать пьесу «Алые паруса». Утром Таня вышла из квартиры и увидела в почтовом ящике письмо. Она всегда заглядывает в него по утрам в ожидании чего-то необыкновенного. Письмо было адресовано ей. Буквы крупные и почерк знакомый. С волнением она вскрыла письмо. «Здравствуй, Таня, — говорилось в письме. -Ты не простила меня, поэтому я прошу извинения ещё раз. Я не хотел обидеть тебя. Я просто хотел привлечь к себе твоё внимание. Пожалуйста, прости меня за эту глупую выходку. Я был не прав и очень жалею об этом.» Таня не нашлась, что сказать. Нужно было торопиться в школу. Только подумала, что Егор так не отстанет и объясниться еще раз с ним придется. А в душе появилось какое-то непонятное ощущение, оно не отпускало и заставляло мыслями обращаться к тому утреннему письму. Таня не понимала, откуда у нее сегодня взялось чувство радости. Но хотелось улыбаться все больше и больше.
Уроки пролетели незаметно. Все стали собираться в актовом зале. Скоро начнется выступление. Внезапно учителю позвонили. Он переживал из-за опоздания Антона и ответил на звонок немного резко. После разговора учитель побледнел и стал быстро ходить по залу. Потом подошёл к Егору, что-то сказал ему, Егор в ответ кивнул. Только после этого Андрей Сергеевич успокоился. Через пять минут должен был начаться концерт. Таня превосходно знала роль и все движения были отработаны, но она испытывала странное беспокойство. Почему опаздывает Антон? И что говорил учитель Егору?
— Таня, — позвал Андрей Сергеевич. — Сегодня Егор будет играть роль Грея. Антон заболел и не сможет прийти. Звонила его мама.
Таня остолбенела. Какой ужас! Страх! Стыд! Изо всех сил пытаясь справиться с волнением, она подошла к кулисам и стала ждать своего выхода. Сердце Татьяны билось так сильно, что казалось, это слышат все вокруг. Начался концерт. Прошли музыкальные номера. Таня декламировала стихотворение Асадова «Я могу тебя очень ждать». У неё получилось так искренно и проникновенно, как никогда. Сама удивлялась нахлынувшим чувствам. Ей громко аплодировали. Пока она читала, Егор не отрываясь смотрел на неё. Она это знала, хотя и не видела. В завершение концерта ребята показывали пьесу. На протяжении всего выступления Таня находилась в состоянии внутреннего шока. Сердце по-прежнему громко стучало и могло выдать её чувства. А Егор был, напротив, спокоен. Он не только знал весь текст без запинки, но и играл роль так, как будто на самом деле был влюблён в Ассоль. Тане пришлось признать, что Егор обладает отличными актёрскими способностями. Пьеса имела успех. Выступление прошло на ура. Больше всех аплодировали Ассоли и Грею. Таниного волнения никто не заметил. Когда все собирались домой после концерта, к Тане подошёл Егор и сказал:
— Я не играл. Я на самом деле люблю тебя.
Сейчас Таня взглянула на него не так, как всегда. В этом взгляде отчётливо отражались боль, обида, недоверие и ещё что-то.
— Слушай, прекрати! — сказала она, но уже без злости. — Иди к своей Ксюше и не морочь мне голову.
Она хотела убежать, но Егор остановил её.
— Послушай, я не люблю Ксюшу. Ты и только ты нужна мне!
Она взглянула на него и вдруг покраснела.
— Я не верю тебе. Не верю!
Она побежала. Глаза защипало. Через минуту она уже не видела дороги. Слёзы застилали глаза. Вдруг она споткнулась о что-то и упала на асфальт. Подбежал Егор. Таня лежала вниз лицом. Он взял её за руку. Она отдёрнула её. Егор помог Тане подняться и вдруг обнял. Она почему-то не сопротивлялась. Стояла не шевелясь, прижавшись к нему, словно замерла.
— Ты не ушиблась? — спросил он.
Таня выпрямилась, будто очнулась, и упала бы, если бы Егор не подхватил её. На коленке были порваны колготки, а сама коленка была разодрана в кровь. Но это для Тани было неважно, важнее то, что Егор был рядом и от него веяло теплом и заботой. Ненависть постепенно исчезала. «Как мне хорошо!» — думала Татьяна.
Егор проводил её до дома, и они расстались.
Сегодня Таня засыпала самым счастливым человеком на земле. Правда нога сильно болела, но девочка была так счастлива, что не обращала на это внимания.
«Как я могла так относиться к нему? — думала она лёжа в постели. — У него столько всего хорошего! Недостатков я пока не вижу. Как он мог полюбить меня? Ведь я и мизинца его не стою. Неужели это не сон? Не верю.»

ГЛАВА 3
На следующий день, в субботу, ребята внезапно решили пойти в поход. Таня с детства любила походы и, несмотря на разодранную коленку, не могла этого пропустить. Тем более это ещё один повод сблизиться с Егором.
Когда они пришли к месту, а учитель отошёл в сторонку, Саша вдруг собрал всех и объявил:
— Ребята, у нас с Егором было пари. Мы поспорили, что Егор будет встречаться с Таней. Вчера он выиграл спор!
Таня ничего не понимала: «Какой спор? Зачем?» Мысли путались в голове.
— Ага! Он поспорил, — подскочила Ксюша к Тане, у которой уже наворачивались слезы. — Он не любит тебя. Он сделал это всё только для того, чтобы выиграть спор.
Люба пыталась остановить её, но всё было бесполезно: Ксюша не умолкала. А Таня ничего не отвечала. Просто стояла и, казалось, смотрела в пустоту. Потом, словно выйдя из оцепенения, Таня подошла к Саше и тихо спросила:
— Если бы он проиграл спор, то что он был бы должен тебе?
— Новый велосипед, — без смущения ответил Саша.
Егор стоял рядом и молчал.
— Как ты мог? — обратилась она уже к Егору. И, дав ему пощёчину, ушла.
Все стояли как вкопанные. И только Саша и Ксюша, по чьей причине происходила эта неприятная сцена, чувствовали себя как обычно. Люба хотела побежать за Таней, но почему-то медлила. А когда опомнилась и догнала Таню, то не нашла нужных слов, чтобы её успокоить. Таня попросила её уйти, сказав, что хочет побыть одна. Девочки успели сблизиться за эти несколько месяцев учёбы, и Люба сильно переживала за подругу.
Люба отозвала Егора к себе.
— Нам нужно поговорить, — серьёзно сказала она. — Ты был с Таней только ради спора?
— Нет. Она мне сразу понравилась. С того дня, как я сел к ней за парту. А поспорил я просто так.
— За что я смогла полюбить тебя? Ты же предатель! — вдруг сказала Люба. Егор удивлённо посмотрел на неё.
— Да, я влюблена в тебя, как и все девчонки нашего класса. Но ты не стоишь этого, — сказала она и ушла.
Люба пошла искать Таню и нашла её плачущей у речки, присела рядом и сказала, ни к кому не обращаясь:
— Как я могла полюбить его? Не понимаю.
Таня подняла на подругу изумлённое и залитое слезами лицо и спросила:
— И ты всё это время пыталась свести меня с ним? Зачем? Ведь могла сама встречаться.
— Я просто думала, что он любит тебя. Теперь я понимаю, какой он на самом деле. Я очень ошиблась. Запомни, Таня, никакой мальчик не стоит наших слёз. У тебя их ещё столько будет, что и со счёта собьёшься.
— Нет, он такой один, — сказала Таня.
— Не понимаю, ты же его так ненавидела, что с тобой произошло после концерта?
— Не знаю, — честно ответила Таня. Она еще не могла разобраться в своих чувствах, ведь они были ей незнакомы.
— Таня, подойди сюда, — неожиданно позвал кто-то. Она обернулась и увидела Ксюшу, идущую к ней навстречу.
— Я не хочу ни с кем ничего обсуждать, особенно с тобой! — резко ответила Татьяна, поднялась и пошла ближе к реке. Девочки Люба и Ксюша остались одни.
— Давай не будем ей мешать, пусть сама разберётся с мыслями. Пойдём к ребятам, — сказала Люба, и девочки направились туда, где стоял весь класс.
— А что у тебя с Егором? Вы встречаетесь? — спросила Люба у Ксюши.
— Нет, просто пару раз вместе шли из школы. Я бы с удовольствием с ним дружила, да он не хочет, Таньку свою любит. И что в ней такое нашел? В очках и рыжая. Не мог получше девчонку выбрать. Вон нас сколько! — сказала она и поспешила уйти.
Ребята уже начали распаковывать рюкзаки и пакеты и доставать всё съестное. Две девочки играли в бадминтон. Сашка набивал футбольный мяч, как ни в чем не бывало. Учитель разводил костер. Намечался хороший отдых. Вдруг откуда-то прибежал Ромка и завопил: «Танька тонет! Тонет! Помогите ей!» Егор среагировал первым: со всех ног бросился к реке. Таня барахталась недалеко от берега. Как она оказалась в воде, и сама не поняла. Видимо поскользнулась, а плавать не умеет, вот страх и овладел ею. Егор влетел в реку, мигом добрался до Тани. А глубина-то там по колено! Таня бьёт руками по воде, тяжело дышит, отчаянно пытаясь спастись, и даже не видит, что спасатель уже рядом. Егор подхватил её на руки и вынес из реки. Подоспели ребята и учитель. Стали успокаивать Таню. Кто-то принес полотенце вытереть лицо и волосы, другой укрыл кофтой, чтоб не замерзла. А она смотрит своими большущими глазами на всех и ничего не понимает. Дрожит, и всё ещё страх в глазах.
— Молодец, Егор, что не растерялся и смело в воду полез. Это настоящий мужской поступок, — сказал Андрей Сергеевич и пожал Егору руку, а потом добавил:
— Теперь будешь её ангелом-хранителем! Береги свою Татьяну.
В тот день Егор больше не отходил от Тани ни на шаг. Казалось, конфликт исчерпан и они помирились. Но Таня молчала, молчал и Егор.
В понедельник она пришла в школу. А вот Егора не было. Почему, никто не знал. После уроков Таня направилась прямо к нему домой. Она хорошо знала отца Егора. Он когда-то работал у них в школе. А вот маму Егора Татьяна не знала и немного побаивалась. «Хорошо бы, чтобы дома был только его отец», — подумала Таня. Она поднялась на пятый этаж и позвонила в дверь. Ей не открыли. Она позвонила настойчивее. За дверью послышались шаги. И на пороге появилась Ольга Степановна, мама Егора.
— Здравствуйте. Я к Егору. Можно? — несмело спросила Таня.
— Он заболел, — грустно ответила Ольга Степановна. — Проходи, только недолго. Он не может говорить. Возможно, это ангина или, не дай бог, воспаление лёгких. Мы ждем врача.
Услышав эти слова, Таня сильно запереживала. Она знала, что он заболел из-за неё. И, может, сейчас злится.
Ольга Степановна проводила Таню в комнату. Егор лежал в кровати с укутанным горлом. Увидев одноклассницу, он улыбнулся и попытался встать. Таня обрадовалась его улыбке: значит, не сердится. Она села на краешек кровати и взяла его за руку.
— Прости меня, — сказала она виновато. — Я очень ошибалась в тебе. Я хочу с тобой дружить. Ты очень нужен мне. Я люблю тебя.
Они смотрели в глаза друг другу, держались за руки и улыбались. Потом Егор открыл ящик стола, достал маленькое складное зеркальце и протянул его Тане. Говорить он не мог, потому взял ручку и стал писать что-то своим размашистым почерком. Таня видела, что он очень волнуется, рука дрожит и буквы получаются неровными. Он написал и протянул ей записку. Она прочла:
— Я очень люблю тебя и буду с тобой всегда, что бы не случилось. Это зеркальце подарила мне моя бабушка. Она сказала сохранить подарок для той, которую полюблю на столько, что и жизни для неё не пожалею. И вот я дарю его тебе, потому что люблю. Твой ангел-хранитель.
Таня улыбнулась и крепко обняла Егора. Она тогда ещё не знала, что это зеркальце свяжет их жизни навсегда.

Опубликован на сайте: март 2018г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *